Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Categories:

Конфуцианство нетиповое нерезиновое-3

Итак, мы оставили Учение на рубеже правления династии Хань (2 в. до н. э.) , когда оно, с одной стороны, было провозглашено официальной имперской идеологией, а с другой - после развлечений циньских владык от него остались рожки да ножки.
Мы знаем, что возрожденное конфуцианство :

- перестало быть одной из "ста школ мысли",
- перенесло катастрофу, в ходе которой уцелели труды только самых выдающихся или наиболее близких легизму (Сюн Цзы) деятелей;
- оказалось доминирующей нравственно-политической теорией в стране, где имело место быть массовое "расстройство идейного обмена", как говорит Антрекот.

Словом, все это здорово смахивало на попытку возродить Православие усилиями вчерашних партийных деятелей. Посмотрите на современное Православие - и многое станет понятно о конфуцианстве эпохи Хань.

Чтобы не топтать чужую делянку, предоставлю слово человеку, зщнающему вопрос лучше меня: В. Рыбакову:

"В начале периода Хань еще царили легистские концепции, но довольно быстро, поначалу безо всякого теоретического обоснования, они стали трансформироваться. Именно служилая бюрократия, то есть слой, во многом обязанный легизму своим возникновением, оказалась заинтересована в этой трансформации. Добившись высокого положения и важных полномочий, члены аппарата не могли и не хотели далее терпеть свою полную зависимость от правителя, оставаться безвольным, бесправным и беззащитным орудием в его руках. Конфуцианство в модификации Сюнь-цзы, способное поставить Фа на службу Ли, превратить законы в обслугу Моральных устоев, но в то же время дать определенные гарантии от произвола законов, сделав противоречащие Моральным устоям законы невозможными, как нельзя лучше соответствовало требованиям времени — и стремительно превратилось в орудие синтеза некогда противоборствующих доктрин."

С другой стороны, именно династия Хань дала первых искренне конфуцианских правителей, которые стремились следовать идеалу "благородного мужа": император Хэн и его внук У. Этот последний ввел систему государственных экзаменов на должность чиновника, которые мог держать человек любого сословия. Правление государей Хэн (Сяо-Вэнь - посмертное имя) и У вошли в историю как образец конфуцианского правления. Последующие поколения конфуцианцев ссылались на них, как сам Конфуций - на мифических государей Золотого Века - больше, конечно, на Хэна, поскольку У на старости лет спятил, начал искать бессмертия, сначала окружил себя колдунами и даосами, потом разочаровался в них и учинил "охоту на ведьм", снова ввел жестокие наказания и уничтожение всего рода - но в молодые и зрелые годы это был просвещенный монарх, который сделал много хорошего и расширил границы Империи. Так вто в отношении его конфуцианская дидактика амбивалентна: раннее правление служит примером образцового, позднее - уроком на тему "как может сдвинуться крыша правителя, который отвернулся от Путей Неба и стал баловаться магией".

При династии Хань в Китай пришел буддизм. Как было сказано раньше, конфуцианцы мало интересовались вопросами загробной жизни - главное правильно приносить жертвы, остальное получится само собой.
Но на том свете были такие же порядки, как и на этом - что не очень радовало простой народ. Кроме того, из-за войн, стихийных бедствий и государственных проектов именно простолюдины нередко умрали, не сумев продолжить свой род - с невеселой перспективой в посмертии превратиться в злобных голодных духов. Так что буддизм соответствовал народным чаяниям и быстро набирал популярность. Кроме того, буддисты занимались практической благотворительностью на местах - открывали больницы, гостиницы, странноприимные дома. Это тоже прибавляло им популярности в народе, поскольку конфуцианцы этого не делали, упирая главным образом на государственные реформы в целом. С точки зрения конфуцианцев, разрешением проблем сирых и убогих должна бала заниматься именно держава, причем не в формате "дать рыбу", а в формате "дать удочку".

Лирическое отступление: отношения конфуцианства и буддизма

Несмотря на широкую веротерпимость в Китае, конфуцианцы на буддистов смотрели очень криво. Претензии им (помимо традиционной ксенофобии) предъявлялись примерно те же, какие сегодня секулярные гуманисты предъявляют христианам: это шозанах - любой злодей может покаяться и обрести блаженство? Это нехорошо, неправильно и несправедливо.
Кроме того, упрощенный буддийский ритуал по отношению к мертвым (который оказался крайне уместен в эпоху смут), угрожал пошатнуть основы неба и земли. Буддийская благотворительность, по мнению конфуцианцев, поощряла лень и попрошайничество. Словом, буддизм с точки зрения Учения представлял собой вредное и разлагающее суеверие. Из-за этого усиление конфуцианцев при дворе нередко сопровождалось прищемлением хвоста буддистам: монахов и монахинь насильствено расстригали, обязывая жить в миру, монастыри закрывали, земли монастырские отбирали. В истории Китая было 4 масштабных гонения на буддизм (разумею средневековый Китай, маоистская травля не в счет), но надо отметить, что никогда целью этих гонений не было извести буддизм под корень: всякий раз его только ограничивали.
Конец лирического отступления.

Потом началась эпоха разных нескладух и безобразий - свержение династии Хань, восстановление династии Хань, опять свержение, Троецарствие, когда Китай был расколот на три части, эпоха Варварских Государств, Северная и Южная Династии, и наконец - новое объединение при недолгом правлении династии Суй и долгом - династии Тан.

Первым танским правителем был Гао-цзу, генерал, восставший против императора Ян-Ди, который довел народ до ручки. Восстал он с подачи своего старшего сына Ли Шиминя, который потом был клооронован под именем Тай-Цзун.

Конфуцианские придворные ученые попытались интриговать против Ли Шиминя. когда он был еще наследным принцем, и вводить реперссивные меры против сторонников буддизма и даосизма. Тай-Цзун, приверженец даосизма (даже имя себе взял даосское), затаил на них некоторую грубость. При составлении кодекса законов он совершенно не консультировался с ними, и вообще имел их в виду.

Тай-Цзун принял страну в кошмарном состоянии - и путем широких реформ сделал из нее что-то приличное. Вместо того, чтобы воевать с кочевниками, он заключал с ними союзы и завоевываал западные земли, расширив империю до Каспия. Он расширил права крестьян и городских ремесленников, облегчил наллоговое бремя, поощрял торговлю. Конфуцианство при нем не было в загоне, у него были советники-конфуцианцы - но по изложенным выше причинам он относится к Учению прохладно и поощрял буддизм и даосизм. Конфуцианство в танском Китае переживало некоторый упадок - причем никто специально его не притеснял, Учение переживало стагнацию по естественным причинам: сделавшись идейной монополией на несколько столетий, оно давно уже повторло собственные зады, не в силах привнекти ни в политическую, ни в моральную теорию ничего нового.

Правление династии Тан было временем неслыханной до и после в Китае открытости новым людям и учениям. Должности при дворе и в войске давали не глядя на этническое происхождение претендента, в столице - Чанъань - были не только буддийские, но и мусульманские, и христианские храмы. Контроль над западными землями вплоть до Каспия позволял расширить торговлю с Ближним Востоком и через него - позднеантичной Европой и Византией. Расцвели искусства - поэзия, проза. живопись, скульптура, архитектура, музыка. Танский идеал изящного досуга, "фэн-лю" (ветер и течение) - времяпрепровождение на лоне природы, с певицами, музыкантками, сочинением стихов, питием вина и активными играми - распространился на всю Юго-Восточную Азию. Во времена Тан женщина была свободна как никогда в Китае, ни до, ни после. До нас дошли многочисленные картины, где женщины играют в ножной мяч, ездят верхом, играют в поло, свободно гуляют по улицам. Исключительная мужская монополия на культуру дала трещину - женщины начали сочинять стихи, рисовать, заниматься каллиграфией.

Что же касается духовно-религиозной жизни, то в эпоху Тан окончательно сложился тот религиозный синкретизм, который характерен для Китая по наши дни. В жизни рядового китайца конфуцианские, даосские и буддийские практики соединялись и переплетались самым причудливым образом. Все три учения по своему внутреннему характеру таковы, что ни одно из них не могло заменить два других полностью и во всех сферах жизни. Буддизм утолял экзистенуциальную тоску и дарил надежду на лучший мир за гробом - но при эом не годился в качестве политической теории. В этом качестве не годился никуда и даосизм - хотя был незаменим для тех, кто стремился к магическим практикам и мистике. И наконец, конфуцианство, гордо отрицая мистику и загробное прощение, брало свое как регулятор социальной нормы.

Так, среднестатистический горожанин заставлял сына зубрить тексты Конфуция и Менция, чтобы он мог сдать госэкзамен на должность чиновника, в лавке держал одновременно изображения Трех Будд и богов китайского пантеона, затевая мероприятие, звал даосского гадальщика, чтобы вычислить благоприятный день, час и место (под постройку, скажем, торгового павильона), а если кто-то в семье умирал - призывал буддийских священников для панихиды, одновременно жег жертвенные деньги и фигурки животных по прадедовскому обычаю и звал того же даоса выбрать место для могилы.

То есть, конфуцианство утратило монополию в области нравственного учения - и сохранило ее только как политическая теория. В целом это повлияло на конфуцианство благотворно, но об этом ниже.

Ни один период процветания не длится вечно, сменяясь неизбежно периодом смут и раздраев. Танская династия, устояв после восстания Ань Лушаня (проредившего население на 2/3), пала через полтораста лет. Снова имел место быть период бардака и нескладухи (называемый "Пять династий и десять царств") - пока не воцарилась династия Сун (960).

Не вдаваясь в политические перипетии, я снова сосредоточусь на культурном аспекте.
Во-первых, бардак в стране способствовал развитию плюрализма мнений - правителям разных областей было как-то не до ученых - и начальный период Сун по плодотворности сравнивают с периодом существоваия "Ста школ". Первый сунский император, Тайцзу, возобновил приувядшую было систему госэкзаменов (во времена пяти Динаятий процветало, ясный пень, взяточничество и кумовство) и возродил конфуцианский меритократический идеал, при котором право занять государственную должность получал каждый, кто способен сдать экзамен, независимо от происхождения. Численность населения при ранней Сун возросла вдвое - соответственно, и управленческих кадров требовалось ого-го (только в одной столице, Ханьчжоу, проживало свыше миллиона человек!). Популярность литературы выросла еще больше против прежнего, когда изобрели наборную печать (печать с резных досок изобрели еще в танском Китае) - то есть к Учению получили доступ широкие массы населения.

Во-вторых прямо вытекает из "во-первых". Вы уже поняли, да? Конфуцианская политическая теория снова оказалась востребованной, как и конфуцианская мысль в целом, при этом наконец-то конфуцианская мысль из узкого круга политических элит шагнула в народ. Именно в это время начался конфуцианский ренессанс, который связывают с именами братьев Чэнь (И, 1033–1107 и Хао, 1032-1085) и Чжу Си, ученика Хао.

Тут я беру очередную паузу, чтобы сделать вдох - впереди мощная тема неоконфуцианства.
Tags: конфуцианство
Subscribe

  • Почему русские не умеют в национализм

    Главный тезис этого наброса формируется просто: русский национализм - он как морская свинка, у которой, как мы помним, нет ничего общего ни со…

  • О ценностех ея

    Давайте немножко оттолкнемся от хроник скорбной Нины и обратим внимание на интересный факт: когда консерваторы затевают разговор о ценностях, из них,…

  • Культурний шок

    Я рідко сюди пишу, і саме тому покладу це тут, щоб не загубити, бо у Фейсбуці воно швидко спливе за течією часу. Я відкрила для себе ікони Любові…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments