Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Categories:

И вот я перевожу арку "Золотой век"...

...где нет Пака, но есть Гамбино, который, как оказалось, раздражает не меньше.

Миура все-таки чудесно раскрывает тему предательства как самого страшного греха, который лишает человека человечности.

Начало арки "Золотой век" связано с финалом арки "Ангел-хранитель желаний" гораздо сильнее, чем может показаться. Последняя, завершающая глава арки "Ангел-хранитель желаний" имеет событийным стержнем отказ графа совершить последнее предательство, которое требовалось, чтобы окончательно стать демоном: принести в жертву свою дочь. Граф выбирает смерть и ад, и это дает читателю надежду на то, что он все-таки сумеет как-то устоять в аду, сохранить свою цельность: он не окончательно разорвал собственную душу, в ней еще осталась любовь и способность пожертвовать собой ради любимого существа.

И, как ни странно, это стало переломным моментом для Гаттса, который уверенно, семимильными шагами, двигался в сторону отказа от всего человеческого. Он понял, что это не выход. Он вспомнил, что и ему есть кого любить.

А дальше рассказывается о первом предательстве в жизни Гаттса - о том, как Гамбино, его приемный отец, на одну ночь продал его однополчанину-педерасту. Продал не потому что нуждался в деньгах, а потому что в этот самый день девятилетний Гаттс окончательно стал полноправным солдатом и получил свою первую зарплату наемника - которую с искренней любовью отдал Гамбино. Гаттс стал взрослым - в своем понимании этого слова. И Гамбино понял, что теряет над ним власть. И утвердил ее таким образом.

Вот эти вот два варианта отцовства - чудовище, сохранившее в себе остатки человечности и человек, совершивший чудовищное - отзеркалены в третьем томе "Берсерка".
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments