Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Categories:

Глава 8. Продолжение

Не успела еще разойтись толпа, как король с королевой покинули зал, и по знаку Государя за ними отправились Верховный судья, хранитель казны и глава Королевского совета.
К высокой Палате Речей была пристроена небольшая изящная башенка, соединенная с основным зданием двумя переходами. Обычно именно там Государь принимал трапезу после того, как вершил суд – и компанию ему составляли именно эти трое.
- Банго, - обратился Государь к стражнику-периану. – Сообщи господину Эрнистиру, что я желаю его видеть и приму его после трапезы в Алой Беседке.
Периан поклонился и убежал. Второй стражник остался прислуживать за столом. Ему можно и даже должно было слышать разговоры за этой трапезой – поскольку он был младшим сыном королевской четы, принцем Валандилем.
Королева села за стол и отпустила своих придворных дам после того как они подали ей чашу для омовения рук и полотенце. Распорядитель королевского стола, господин Дрого Брэндибак, церемонно обнес чашей для омовения рук всех присутствующих мужчин, после чего столь же церемонно удалился. Он служил при дворе уже сорок лет и знал привычки своего повелителя. Слуги наполнили кубки и разрезали мясо, подали каждому из сотрапезников салфетки – и тоже покинули комнату на башне: обсуждение только что выслушанных дел происходило без посторонних. Прислуживать королям и советникам должен был младший принц.
Едва за слугами закрылась дверь, как лорд Виньярион сказал то, что нес в себе из самой Палаты:
- Не обессудьте, ваше величество, но мне ваше решение кажется опрометчивым.
- Кто еще так думает? – спросил Государь.
- Я, - сказала королева, - разделяю мнение моего отца.
- Хм, - верховный судья почесал лоб. – Насчет опрометчивого, пожалуй, не соглашусь. Гильдейские слишком много взяли на себя, нужно было их осадить. Однако плохо то, что у нас не разобрать толком, где заканчиваются полномочия Гильдий. На мой взгляд, у них слишком много полномочий…
- При чем тут Гильдии и их полномочия?! – воскликнул лорд Виньярион. – В присутствии Государя негодяй хулил Единого, и не только ушел безнаказанным – но вы еще и удовлетворили его иск!
- Я король, - государь Эльдарион преломил хлеб, - и должен защищать от произвола всех моих подданных без изъятия. Разделяют они при этом веру в Единого или нет – мне до того дела нет и быть не должно.
- Должно! – решительно возразил лорд Виньярион. – Государь, справедливость – первейшая из добродетелей правителя, и то, что вы стремитесь поступать по справедливости, прекрасно. Но справедливость есть нечто большее, чем простое соблюдение закона. Справедливость требует отменять законы, если те плохи, и вводить новые, если это нужно. Лорд Атандиль прав: если не одернуть этого Хэрумора сейчас, завтра подобные ему расплодятся и кончится тем, что нас, Верных, будут как во времена Ар-Фаразона, сжигать на алтарях Мелькора.
- Что же, по-вашему, следует сделать, лорд Виньярион?
- Да разве это не очевидно? Запретить хулу на Единого, Валар и династию Телконтаров в любом виде. Наказывать за всякое распространение хульных речей, устное или письменное. Закрыть школу этого негодяя Хэрумора, а самого его изгнать по меньшей мере из Города. А дальше видно будет, понадобится ли что-нибудь еще.
- Несомненно, понадобится, - сказал Государь, оборачивая утиную косточку листом салата, чтоб не пачкать пальцы в жиру. – Едва мы закроем школу Хэрумора, как число его последователей немедленно возрастет втрое. И на сей раз к ним примкнут настоящие враги Короны. Если высказывать недовольство можно станет только в кругу доверенных лиц, разделяющих с тобой убеждения – то отчего бы не пойти дальше и не обрушиться на самое причину недовольства. От ученых бесед и диспутов перейдут к заговорам. И… что вы намерены делать с Умбаром, лорд Виньярион? В Умбаре закон против хулы на Единого не встретит никакого понимания. Не говоря уж о том, что недовольные потянутся туда.
- Ваш отец знал, что делать с Умбаром: силой оружия привести их к повиновению.
- Силой оружия… - государь невесело усмехнулся и, ничего не отвечая, принялся есть.
- Война, - сказал лорд Тараннон, - дело весьма расходное.
- Ну и что? – пожал плечами глава Совета. – Мы не воевали уже семьдесят лет. Я разумею настоящую, большую войну, а не приграничные стычки.
- А ведомо ли вам, adanadar, что среди уцелевших орков Мордора и Горгорота прекратились усобицы? – спросил Государь, бросая косточку в медное блюдо для объедков.
- От кого исходят эти сведения? – нахмурился лорд Виньярион. – Уж не от полуорка ли, которого прикормил Колченогий?
- Из разных источников, - сказал Государь. – Несомненно, на слова лишь одного разведчика не стоило бы полагаться. Но несколько человек подтверждают: усобицы между орками прекратились, и их численность растет.
- Пусть только сунутся, - хруст птичьего сустава в пальцах лорда Виньяриона, видимо, призван был показать, какой в этом случае будет судьба орков. – Жаль, что мы не можем сравнять с землей эти трижды проклятые горы вместе со всей сволочью, что там плодится.
- А пока мы этого не можем, - рассудительно сказал лорд Тараннон, - лучше нам не затеваться с Умбаром, имея угрозу с фланга. Тем более, что Умбар вскоре попробует нас на прочность.
- А эти сведения откуда? – заинтересовался Верховный судья.
- Из Торговой Палаты. Умбарцы скупают лес. Огромными партиями. И строевой, и корабельный. Скупают через мелких торговцев, в обход гильдейских правил. Все, что сплавляется сейчас по Андуину – оплачено умбарским золотом. Они явно считают, что в ближайшее время покупать у нас лес будет не так-то просто. Что-то затевается.
- У купцов нет ни совести, ни чести, - покачал головой лорд Виньярион. – Но почему мы не можем прекратить это?
- А как? – лорд Тараннон склонил голову набок, перекатывая в пальцах хлебный мякиш. – Каждый в отдельности мелкий купец, замешанный в деле, понятия не имеет, для кого он приобрел товар. По пути в Пеларгир плоты несколько раз меняют хозяев. И какую партию ни возьми – все идет в Южный Гондор, либо в Ближний Харад…
- А повесить для острастки двух-трех мытарей милосердие не велит? – поморщился лорд Виньярион.
- Не столь милосердие, сколь здравый смысл, - отрезал хранитель казны. – Двух-трех повесим, остальные поднимут плату – за риск. Всех вешать – тоже не годится: где новых брать?
- Вы так говорите, будто честных мытарей не осталось и это в порядке вещей, - сказала королева.
- Они остались, - улыбнулся лорд Тараннон. – А вот если начать вешать нечестных, то честных не останется вовсе, ибо нечестные сплотятся и будут всячески изыскивать способы изжить честных. Выйдет то же самое, о чем говорил государь в применении к единомышленникам Хэрумора: пока они не особо скрываются, в их большой опасности нет. Пока нечестные мытари числом не превышают честных, нет большой беды в том, что сколько-то корабельного леса продается в Умбар как строевой. Зато люди господина Эрнистира всегда могут получить через мытарей полезные сведения. Но если мы на мытарей слишком нажмем – нечестные тут же сделают все, чтобы честных среди них не осталось, и тогда лес по-прежнему будет уходить в Умбар – а вот умбрское золото пойдет мимо казны. Мы не можем искоренить порок, госпожа моя. Но мы можем заставить его платить добродетели полновесной золотой монетой.
- По-вашему, этого Хэрумора стоило бы просто обложить дополнительным налогом, - фыркнул лорд Виньярион.
- Он слишком тощая птица, дело того не стоит, - засмеялся хранитель казны. – Но в этом что-то есть. Однако вот что я еще хочу сказать, Государь: было бы хорошо выдачу свидетельств отобрать у Гильдии и передать Короне. Мы нуждаемся в образованных молодых людях, сведущих в языках, правилах счисления и описании земель. Потому что наследство вашего батюшки до сих пор как следует не сочтено. Все новые и новые земли заселяются на северо-западе, и срок освобождения от уплаты налогов для многих уже прошел, а перепись сделать некому. Гильдия трясется над своим правом выдавать свидетельства, и не хочет признавать того, что откровенно не справляется.
- Если мы просто передадим эту обязанность какому-то новому учреждению Короны, оно тем более не будет справляться, - возразил государь. – Нет, пусть это учреждение существует не вместо Гильдии – а наряду с ней. Я хочу, чтобы ваши люди, лорд Тараннон, приготовили описание этого учреждения и расчислили его стоимость.
- Будет исполнено.
Государь вытер руки салфеткой и, встав, открыл дверь. Это было сигналом для слуг: снова вошли придворные дамы и Дрого Брэндибак с чашами для омовения рук.
Через минуту государь попрощался со всеми, поцеловал королеву и отправился в Алую Беседку.
Это причудливое строение получило свое название из-за красного камня с золотисто-искристыми вкраплениями. Из этого камня, большого цельного куска, были вырезаны стол и круговая скамья, присланные гномами Одинокой Горы в дар Государю Элессару по случаю рождения наследника. Государь повелел установить подарок в саду под окнами Палат Исцеления и построить вокруг резную беседку. Прошло много времени, беседку густо оплел хмель, который по весне и по осени тоже пламенел алым. Государь избрал эту беседку местом встреч с господином Эрнистиром по двум причинам: во-первых, ему не хотелось заставлять одноногого немолодого человека подниматься на три яруса, во-вторых, никто не мог бы приблизиться к беседке незаметно.
Колченогий, как называли Эрнистира за глаза все, кроме короля, уже ждал в назначенном месте. При виде Государя он качнулся вперед, словно бы вставая, но по знаку королевской руки снова откинулся назад. Это был уже почти ритуал: Эрнистир делал вид, что собирается подняться, Государь – что принимает это его намерение всерьез.
Ногу Эрнистир потерял в последней войне с Харадом, но не в бою, как многие думали, а при неудачной переправе через реку: прыгая с лодки на лодку, он попал ногой между бортами, перелом вышел жуткий, кость торчала наружу, потом все никак не хотела срастаться, рана гноилась, нога сохла – пришлось ее в конце концов отнять.
За три месяца, проведенных в Палатах Исцеления, бывший разведчик Эрнистир, сын Хальбарада, написал подробный доклад, из которого следовало, что если бы на мятежные настроения принца Сешанды обратили внимание раньше и поспособствовали бы при занятии трона Харада принцу Инайе, то могло бы обойтись и без этой войны. В докладе также сообщалось о необходимости учредить службу, которая занималась бы разведкой в сопредельных странах и выслеживанием таких же разведчиков в самом Гондоре. Устройство этой службы и средства, потребные на ее создание и деятельность, также подробно были расписаны в докладе.
Вернувшись из похода, государь Элессар прочел доклад и распорядился соответствующую службу создать. Сейчас при дворе почти не осталось людей, помнивших времена, когда Эрнистира еще не называли Колченогим, а называли Тенью Элессара. Он был самым младшим из соратников Телконтара; зачатый в год Войны Кольца, он с двадцати лет следовал за Государем как его знаменосец, участвовал в покорении Умбара и Харада и был послом в Ханде. В собрании королевских полководцев и советников он почти всегда молчал, но именно благодаря ему и его людям гондорцы выходили на бой, зная точную численность противника, план грядущего сражения и все его слабые места.
Прошло время – и о Тени Элессара забыли. Умерли почти все, кто знал его под этим именем – король Эомер и князь Фарамир, Имрахиль из Дол-Амрота, Гиллас, наследник Хирлуина из Пиннат-Гелина… И наконец, сам Государь Элессар. Теперь Эрнистира знали в Цитадели как Колченогого. Его подземные палаты располагались в двух освобожденных помещениях Верхней Оружейной. Время от времени его видели в Летописном Чертоге, и совсем уж редко стук деревянной ноги раздавался под сводами Престольного Зала. Даже в самую изнурительную жару в помещениях Эрнистира было прохладно, и оттого Колченогий не расставался с плащом черного сукна, подбитым куньим мехом. И когда его облаченная в плащ высокая фигура появлялась на солнце, кто-то из молодых стражников нет-нет да и ворчал: «Вот ведь старый нетопырь, выполз погреться на солнышке! Сидел бы и сидел в своей пещере…» Чаще всего такое ворчание сходило молодым с рук, но порой Колченогий разворачивался к шутнику лицом и глядел ему в глаза до тех пор, пока дерзкий не начинал, обливаясь потом, бормотать извинения. Мало кто мог выдержать его прямой взгляд.
Tags: Новая тень
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments