Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Categories:

Когда умирают герои

- мои герои, в смысле, - я реагирую по-разному.
Иногда бывает, что герой предназначен "к закланию" от начала, и я могу объяснить логику, по которой я его "приговорила". Скажем, с Нейгалом мне все ясно было сразу, и я не то чтобы его не жалею - я ему даже где-то завидую, потому что шанс умереть праведной смертью для человека, который столько накосячил - это много, я вот не знаю, выпадет ли мне.
Логика, по которой погибает Ростбиф, тоже понятна с самого начала. Это та неумолимая логика, в силу которой путь эпического героя начинается с потери.
Иногда первоначальный замысел относительно героя меняется. Десперадо был "предопределен к погибели", Мэй Дэй - нет, но после Гамбурга я поняла, что оставлять ее в живых нельзя, с ней дальше все будет только хуже. Так она тоже удостоилась "праведной смерти".
Иногда логика гибели героя непонятна мне самой. Сочиняя "Ваше благородие", я планировала шлепнуть Тамару. Почему? Потому что любовная линия изначально сочинялась "шоб було", без всякой на то сюжетной необходимости, я это поняла довольно быстро, Тамара "распухла и мешала ходить", но я к собственному удивлению вывела ее живой и и из битвы при Почтовой, и из-под Каховки, и из-под Одессы. Главным образом потому что каждый раз удобный случай ее прикончить подворачивался тогда, когда это было бы слишком жестоко по отношению к Верещагину. Так она благополучно дожила до конца романа, помирилась с Артом и подразумевается, что они были happy ever after. Зато погиб Шэм. Причем вне всяких планов, совершенно сам собой. Когда я пыталась объяснить себе логику этой смерти (поверьте, я ее не понимала и не понимаю до сих пор!), неожиданно всплыло имя Шекспировского Меркуцио. Я поняла, что в сюжете "Благородия" Шэм играет роль Меркуцио: весельчак, друг главного героя, погибающий по его невольной вине, несвоевременно и нелепо. Он должен умереть, потому что умирает Меркуцио. Но в силу какой логики, массаракш, он - Меркуцио? Загадка. То есть, понятно, что Ромео должен по такому случаю озвереть и убить Тибальта. Но Верещагин-то не звереет и никого не убивает. Его эта смерть просто окончательно выталкивает из Крыма, за который он сражался, отрывает от круга друзей и от жены, для которых он теперь опасен. самим своим присутствием. Я могла бы в этих целях убить кого угодно - ту же Тамару, Князя, еще кого-то... Нет, вы не подумайте, я не сидела и не обдумывала, к кому из героев послать ангела смерти - Шэм просто взял в руки управление и повел сам.
И когда герой поступает со мной таким вот макаром - "Да, дорогая создательница, тебе ничего больше не остается, кроме как призвать меня к себе" - мне его страшно жалко. Ну просто до слез. Например, сегодня я гуляла с собакой и плакала, потому что такой номер выкинул один из героев "Мятежного дома". Взял и умер. Прямо на ходу. В ультимативном порядке - "Дорогая создательница, или я умираю, или крутись как знаешь, но ничего дальше я делать не буду, объявляю итальянскую забастовку и выпадаю из сюжета". А я иду и плачу - "Ну как же так можно, гад, ну ты посмотри, из-за тебя столько хороших людей будет рыдать! Да я вообще тебя убивать не собиралась! А вот возьму и не буду! Я в своем мире бог или не бог? Не буду и все". А он нагло так плечами пожимает - "Дело твое, но если ты не убьешь меня, у тебя дальше посыплется сюжет". А я ему: "И никуя не посыплется! У меня все распланировано до самого финала!" - "У тебя фабула распланирована, а сюжет - посыплется. Так что давай, я готов умереть".
Ходила, прикидывала так и этак - прав, сцуко. Действительно посыплется...
Пришла домой глаза на мокром месте. Ну не псих ли я - своего же героя оплакивать? Я до сих пор успокоиться не могу. Горюю, как Дюма над Портосом.
_______________________
Поэтому у меня, в частности, нет проблем с теодицеей. Я просто знаю, что когда твое создание чего-то хочет - даже если это не полноценная свобода воли, а псевдосвобода, прорыв подсознательного в сознание - хрен ты что с ним сделаешь. Оно будет упорно оставаться в живых или упорно погибать. Можно, правда, его изнасиловать - и логику развития его характера заодно - но убийство в этом случае будет более милосердным выходом, поверьте.
Что же говорить тогда о нас с нашей настоящей свободой воли?
Да, я уверена, что Бог жалеет нас всех. И просто ничего, ну совсем ничего не может сделать.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments