Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Category:

И в ту же степь - но и немного в сторону

В каком случае, ящетаю, имеет смысл предъявлять требования к достоверности текста, а в каком нет?

Я думаю вот что. Во первых строках своего произведения писатель заключает с читателем определенную конвенцию, которой с его стороны будет честно следовать до самого конца произведения. Это конвенция о, так сказать, серьезности намерений. Писатель обозначает степень УСЛОВНОСТИ своего произведения, своего "сеттинга", так сказать. Это как в театре: открывается занавес - и по декорациям сразу можно сказать, будут нам показывать пиесу по Станиславскому или по Брехту или еще модерновей. Если на сцене скрупулезно прорисован задник, а на нем этакая средневековая Верона - значит, будут по Станиславскому, с "четвертой стеной", историчными костюмами и прочими понтами. А если на заднике какие-то лестницы и сборные конструкции - то ту же "Ромео и Джульетту" будут давать в современных или фантазийных костюмах.

Взять, скажем, ту же Панкееву. Как только на сцене появился принц Мафей, я сразу поняла, что у нас тут анимэ. Фушиги юги, сиречь "чудесное приключение". Посему задаваться вопросом о том, сколько тарбы и вельбы собирает с гектара средний ортанский крестьянин, нет никакого смысла.

Камша другое дело. Она с самого начала демонстрирует нам прорисованный задник. Сразу делает заявку на "фэнтезийный историзм", апробированный Джорданом, Мартином, Бэккером а если говорить о наших - Латыниной.

И когда на фоне этого задника начинают появляться персонажи, сочетающие, грубо говоря, готические "рогатые" шапочки с барочными кринолинами, а при тщательном рассмотрении задника кое-где просматривается то пагода, то небоскреб - это раздражает.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments