Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Categories:

Прочитав "Честь Шарпа"

я поняла, чего мне не хватало в поздних книгах, посвященных раннему периоду жизни Шарпа - мне не хватало Харпера. Без него книги получались как безалкогольное вино, которое мне приходилось пить в Швеции - вроде и вкус, и запах какой надо, а что-то не так. Градуса нет.

Харпер - это в каком-то смысле альтер эго Шарпа. Без него Шарп "неполный", фаны иногда так и говорят - "Шарпер".

Если погружаться в структурный анализ и исходить из функций героя в повествовании, то Харпер - это, конечно же, Санчо Панса, а Санчо Панса - это юмористическое переосмысление Патрокла при Ахилле, Оливье при Роланде, словом, друга и оруженосца при герое.

Просто после Сервантеса о друге героя стало невозможно писать с совершенно зверской серьезностью. Сервантес думал, что опрокидывает старый канон, а на деле создал новый. И Сэм Гэмджи, а как же. Куда ж без Сэма Гэмджи.

Сержант Харпер - это, во-первых, то, чем был бы Шарп без своих бешеных амбиций. Это принципиально "нижний чин", человек, который по уму и отваге вполне потянул бы офицерскую должность, но предпочитает не париться.

Во-вторых, Харпер, как и положено Санчо Пансе, воплощает простецкий крестьянский ирландский здравый смысл, и посмеивается над своим командиром за то, что тот "вечно гоняется за радугами, чтобы найти горшок золота, зарытый у подножия, и находит его - но всегда отбрасывает в сторону, потому что этот горшок неправильной формы". Харпер скромно забывает упомянуть один щекотливый момент - а кто подхватывает горшок золота, отброшенный командиром? А? Э-э-э... Впрочем, не надо воображать Харпера каким-то меркантильным кю. Он не жалеет сил, прикрывая командира в процессе погони за радугами. А если ему по ходу обломилось бриллиантовое колье из французского обоза - то ведь оно все равно обломилось бы кому-то, так почему не Харперу?

Как и положено, крепкая мужская дружба у Шарпа и Харпера началась с хорошего мордобоя. Причем Шарп навалял-таки Харперу, хотя Харпер выше и сильнее. Но уважение Харпера он заслужил не этим, а дальнейшими своими действиями на пути к Сантьяго - ну и в самом городе. Все это время Харпер ему отнюдь не друг, нет - он постоянно оспаривает его формальную власть, оттягивая одеяло на себя, неформального лидера команды. Если бы не несколько уроков практического менеджмента, полученных от бравого испанского капитана, неизвестно как закончилось бы противостояние.

Но испанский капитан сделал то, что был необходимо - в уплату за одну услугу он потребовал у Харпера, чтобы тот принял сержантские нашивки. Таким образом Харпер, тепло устроившийся в качестве неформального лидера (командовать можно, а ответственности никакой), оказался облечен сержантскими обязанностями. И к "Чести Шарпа" он успел столько пройти вместе со своим командиром, что обрел почти религиозную веру в него и его способности. Даже когда Шарпа повесили при всем честном народе, он верил, что тот воскреснет из мертвых (и не ошибся, чертяка!).

Дружба Харпера и Шарпа, что не ново для английской литературы, окрашена в формальные тона дружбы начальника и подчиненного. Нам это непривычно, у нас либо "ты начальник - я дурак", либо "для милого дружка и сережку из ушка". А так, чтобы с "нижней" стороны было уважение без подобострастия, а с "верхней" покровительство без кумовства - я что-то не упомню. В литературе, а вы о чем подумали? А для англичан такой подход скорее характерен, и хотя Харпер неуклонно называет Шарпа "сэр", а Шарп Харпера - "сержант", это не мешает им прикрывать друг друга в бою и помимо боя.

Ну и напоследок - нельзя не отметить, что эпическому богатырю положено эпическое богатырское оружие. Шарп таскает кавалерийский палаш, который ему, пехотному офицеру, по штату не положен, и носит винтовку вместо короткоствола. У Харпера тоже есть неуставное оружие - семизарядное ружье, предназначенное для морского боя. Предполагалось, что этот ужас будут использовать во время абордажа, паля со снастей по палубе противника. Но отдача оказалась настолько сильна, что обычным людям эти ружья ломали ключицы при выстреле. Пользоваться ими могли только настоящие амбалы - и, изготовив всего пятьсот штук, это страшилище сняли с производства.

Надо ли говорить, что Харпер и есть один из тех немногих, кто способен хорошо управляться с этой семизарядной дурой?

Ах, да. Теперь уж совсем самое последнее. Был-таки случай, когда бесстрашный Харпер напугался до дрожи:

"Шарп никогда не видел человека, столь напуганного как Харпер. Он дрожал в соборе. Шарп дал сержанту два больших стакана виски, но даже они не убили его страх.
— Это смешно, сэр! Жениться.
— Таковы женщины, Патрик.
— Почему для этого им нужны мы? Почему не проделают все сами, а потом просто расскажут нам? Христос распятый!
— Ты действительно уверен, что хочешь довести это до конца?
— Разве я могу подвести ее? Конечно я сделаю это! — Он был возмущен. — Просто я не обязан радоваться тому, что я делаю!"
Subscribe

  • Почему русские не умеют в национализм

    Главный тезис этого наброса формируется просто: русский национализм - он как морская свинка, у которой, как мы помним, нет ничего общего ни со…

  • О ценностех ея

    Давайте немножко оттолкнемся от хроник скорбной Нины и обратим внимание на интересный факт: когда консерваторы затевают разговор о ценностях, из них,…

  • Культурний шок

    Я рідко сюди пишу, і саме тому покладу це тут, щоб не загубити, бо у Фейсбуці воно швидко спливе за течією часу. Я відкрила для себе ікони Любові…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments