Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Categories:

Пес Яцуфуса и восемь его сыновей-7

Инукаи Гэмпати Нобумити (犬飼 現八 信道)
Знак 信 «син» - доверие

Помните Нукасукэ, мужчину трудной судьбы, которого похоронил Сино и который перед смертью просил найти своего сына? Самые проницательные читатели уже поняли, что Сино его нашел.
На свою голову.


Нукасукэ когда-то жил в провинции Ава, понемножку крестьянствовал, понемножку рыбачил. Когда у Сатоми умерла дочь, у него как раз родился сын. Однажды он выловил рыбу, в животе которой была бусинка со знаком «син».


Жена не перенесла тяжелых родов и вскоре присоединилась к ками, а бедняга Нукасукэ, оставшись с младенцем на руках, не смог удержать на плечах хозяйство и совсем перешел на рыбную ловлю.
Бедняга крупно попал с этой рыбой, потому что Сатоми по случаю траура по дочери и жене, которая не перенесла горя и вскоре тоже присоединилась к ками, объявил трехгодичный запрет на ловлю рыбы и охоту в своих землях. Гринписовец хренов.
Нукасукэ поймали на горячем, какое-то время помурыжили в тюряге, а потом выслали из Ава.
Попав в землю Кога, Нукасукэ был в совершеннейшем отчаянии, и хотел с горя покончить с собой и ребенком за раз, бросившись с малышом в пропасть. Однако мимо как раз проходил копьеносец Инукаи Кэмпэй из замка Кога, возвращавшийся из Ава, куда был послан скороходом. Инукаи увидел здоровенького крепкого мальчишку и предложил несчастному отцу усыновить его.


(Инукаи останавливает Нукасукэ)
Так Гэнкити попал в замок Кога.
Сбыв ребенка с рук, Нукасукэ раздумал кончать с собой, добрался до деревни Оцука и осел там. О дальнейшей его судьбе мы уже знаем.


(Сино обещает умирающему Нукасукэ найти сына)
Новый отец мальчика дал ему имя Кэмпати: Кэн – в честь себя, а «хати» означает «восемь», что в Японии считается счастливым числом (и проницательный читатель уже понимает, что это провиденциальное число, да?)
Ребеночка Кэмпэй пристроил к сестре, которая держала с мужем небольшую гостиницу.
Выкормила его хозяйка, у которой был свой сын, Кобунго. Мальчики стали молочными братьями и подружились с детства. Оба были крепкие, здоровые, но Кобунго не проявлял склонности к воинскому делу (если не считать борьбы сумо), а Кэмпати хлебом не корми – дай подраться. Рос он не по дням, а по часам, и уже в отрочестве стяжал славу мастера боевых искусств, но вот беда – был невоздержан на язык и скор на руку, так что часто отдыхал в замковой тюрьме за драки и другие дисциплинарные нарушения. Из тюрьмы его и достали, пообещав прощение, если он свернет башку неукротимому Сино.


Итак, Кэмпати и Сино схватились не на жизнь, а на смерть на вершине башни Ароматного Потока, и так увлеклись, что оба упали в поток совсем не ароматный – реку, протекавшую под замком.

В реке оба несколько остыли, забрались в лодку, и Сино рассказал Кэмпати о его настоящем отце (как удачно, что у Кэмпати родинка была на щеке, могли бы и порубить друг друга). Кэмпати вспомнил, что Кэмпэй рассказывал ему о его усыновлении, показал Сино бусинку, Сино показал ему свою и пятно на руке, Кэмпати счел это знаком свыше и переменил имя на Гэмпати (если пририсовать к иероглифу кэн 見, «видеть», радикал «царь», то получится гэн 現, в данном случае «откровение»).
Так мы его и будем теперь называть.
Гэмпати понял, что, не убив Сино, теперь он сам оказался вне закона, и не придумал ничего умнее, чем привести Сино в дом своей кормилицы, названой тетки (что стало с самим Кэмпэем, я не знаю. Может, умер к тому моменту – все-таки военное дело, которым он занимался, полно превратностей…). Своего дома ведь у него не было, жил в казарме.
Бедняжку Сино после купания в реке разобрала лихорадка. Он лежал и бредил, а тем временем обстановка накалялась. Если бы в замке прознали, что Гэмпати и Сино вовсе не утонули в реке, родичи могли бы за укрывательство лишиться не только гостиницы, но и голов.
Тем временем Гэмпати рассказал молочному брату весь расклад с бусинками и родинками. И оказалось, что у Кобунго тоже есть бусинка со знаком, и родинка (на попе).
Итак, два молочных брата – по совместительству мистических – стали думать и гадать, что им делать и куда податься дальше. А тем временем зять Кобунго по имени Фусахати (пишется так же, как и «Яцуфуса»), только иероглифы в другом порядке) начал прикидывать, не лучше ли будет сдать Сино.
Вреда ни своему родичу Кабунго, ни даже расхлебаю Гэмпати он не хотел, поэтому решил сдать Сино мертвым: дескать, Гэмпати выполнил свой долг, труп Сино принесло рекой, а тут уж он, Фусахати, обезглавил мертвеца.
Этой идеей Фусахати поделился с женой, чтобы она поддержала легенду. Но та пришла в ужас от такого предательства. Однако как покорная конфуцианская жена, она не могла пойти и сдать Фусахати своим братьям. Но и допустить, чтобы Фусахати убил Сино, тоже не могла. И тогда она задвинула Сино за ширму, а сама легла на его место...

Продолжение следует
Tags: Бакин
Subscribe

  • О ценностех ея

    Давайте немножко оттолкнемся от хроник скорбной Нины и обратим внимание на интересный факт: когда консерваторы затевают разговор о ценностях, из них,…

  • Культурний шок

    Я рідко сюди пишу, і саме тому покладу це тут, щоб не загубити, бо у Фейсбуці воно швидко спливе за течією часу. Я відкрила для себе ікони Любові…

  • Задание "Театр".

    Шмышл был в том, чтобы посмотрев некий спектакль, наделать набросочков, и после по этим набросочкам нарисовать картинку в том матерьяле, в каком…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment