Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Category:

Хулиганское настроение

Если бы Доронин услышал про День Святого Пиздюля раньше, он бы выждал время, чтоб не попасть под раздачу самому и не видеть, как раздают другим. Но время было упущено, встреча назначена, планы намечены, мачете наточены. Глубоко вдохнув, Артем вошел в кабинет полковника Троеградова.
Троеградов был в самом паскудном настроении, но срываться на молодого человека не стал, и даже нашел в себе силы улыбнуться. Южный выговор и внешность Артема напомнили ему о старом друге и вообще о тех временах, когда вода была жиже, водка - крепче, трава - зеленей, а девушки... Нда, не будем о грустном.
Полковник вспомнил, что провинившиеся ждут начальственных пиздюлей, и, жестом пригласив Артема присесть, зычно крикнул:
- Афонин! Протасов! Амирханов!


Оба стрелка, которых Доронин уже видел в приемной, вошли в кабинет, держась одновременно с достоинством и смирением, хотя один черт знает, как это у них получалось. Артем пообещал себе, что непременно научится делать такое лицо и вот этак вот разворачивать плечи.
Когда гудение голосов из приемной оказалось отрезано обоими дверями тамбура, полковник медленно обошел вокруг провинившихся гвардейцев три раза - как акула, которая наматывает обороты вокруг пловцов, чтобы не есть тех с какашками. Те вытянулись по стойке "смирно", даром что оба сегодня пришли в штатском.
Наконец полковник остановился напротив них и, смерив обоих таким взглядом, словно уже подбирал подходящие по размеру гробы, произнес:
- Ну что, алкоголики, тунеядцы, рецидивисты... Имел я вчера беседу с президентом, и знаете, что он мне сказал?
- Никак нет, - в один голос отчеканили оба гвардейца. Потом Амирханов чуть повел головой в сторону и самым елейным голосом добавил:
- Но если вы нам скажете, мы будем знать.
- Ты, фрейдистская морда, свои психоаналитические штучки брось! - полковник погрозил кулаком. - Я не у тебя на кушетке, и не скоро еще туда попаду, хотя вы, засранцы, очень стараетесь меня довести до Кащенки. А президент сказал, между прочим так, знаете, что охрану себе будет подбирать из системы МВД.
- То есть как? - прогудел Протасов
- Кверху каком. Решил он, короче, вашу пиздобратию немного разбавить приличными людьми. Что скажете, соколики?
Артем не знал, куда ему провалиться. В фильмах часто показывали, что в высоких кабинетах есть особые кресла, которые по нажатию секретной кнопки сразу проваливаются вместе с сидельцем куда надо, но то ли кнопка тут была далеко, то ли кресло ему попалось самое обычное.
Пауза чрезмерно затянулась.
- Девяносто два, - сказал Амирханов.
- Что "девяносто два"? - прищурился полковник.
- Ну, вас ведь не интересует именно осмысленное высказывание, - пояснил гвардеец.
- Вот пиздеть ты, Амирханов, умеешь! - полковник картинно хлопнул в ладоши пять или шесть раз. - Вот чего бы путное умел, а пиздеть ты здоров! А президент мне вчера так и сказал: что его охрана ни на что не годится, только пиздеть, бухать и по кабакам драться. Вчера говорит, Троеградов, эти твои братки - так и сказал, братки - эти, говорит, твои беспредельщики, - с каждым новым словом ядовитость в его тоне взрастала экспоненциально, - эти твои башибузуки зависли в каком-то кабаке на Фрунзенском, после одиннадцати шумели, вперлись на сцену, разбили гитару, и кончилось тем, что менты - обычные менты, блядь, да он чуть не в лицо мне смеялся - повязали их и отправили в отделуху. Ёб вашу мать! В отделуху! Как пэтэушников сраных! И вы там были - врать мне не смейте, уроды, вас на камеру засняли, и президент мне ваши фамилии назвал. В связи с чем у меня к вам, товарищи, сформировался эк-зи-стен-циальный вопрос...
Троеградов прочистил горло и на три тона ниже, но от этого еще грозней, спросил:
- Какого хуя?
Гвардейцы переглянулись, не поворачивая голов, лишь скосив глаза. С экзистенцией у них было нерадостно.
- Я, конечно, и сам тот еще лох, - горестно сказал полковник. - Надо было смотреть, кого беру в полк. Надо было спросить себя: товарищ Троеградов, ну вот на кой хуй тебе в части психиатр-недоучка? Да, часть иногда напоминает дурдом. Но она и бардак иногда напоминает, так что, венеролога в штат зачислять? Ты, Протасов, как я погляжу, новым жилетиком обзавелся - лучше бы ты мозгами наконец обзавелся! На Афонина я уже вообще положил... Кстати, где Афонин? Где эта алкота?
- Товарищ полковник, Афонин болен.
- Болен? - полковник чуть подался назад. - Вот те нате, хрен в томате. Это чем же таким он болен? Похмельный синдром или воспаление хитрости?
- Мононуклеоз, товарищ полковник, - глядя куда-то мимо всего, отчеканил Амирханов.
- Моно-ну-кле-оз? Да я и слов-то таких не знаю. Это что?
- Это очень заразно, товарищ полковник. Ему категорически запретили куда-то ходить и кого-то принимать. Даже еду ему просовывают под дверь.
- Эвон как, - полковник как-то разом осунулся. - Хорош пиздеть, Ганнушкин. Его что, так отмудохали, что он встать не может? Или допился все-таки до белочки?
Ни один из гвардейцев не дал ответа.
- Ну что вы за народ, мать вашу за ногу! - в отчаянии воскликнул полковник. - Шляетесь черт знает где, бухаете черт знает с кем, то один нарвется на нож, то другого отпиздят в подворотне! То ли дело "Бобры"* - нормальные пацаны, службу знают, вне службы не лажают, а если и забухают где - то кто их арестует, кто? Разве они дадут себя арестовать? Разве будут мордой светить в камеру? Нет, они раньше сдохнут, чем дадут надеть на себя наручники.
Гвардейцы стояли неподвижно, но Артем видел, как пульсируют вены у них на шеях и шевелятся кадыки.
- И ведь вас было шестеро против шестерых! - полковник потряс кулаками. - Это же какой-то ёбаный стыд: шестеро "бобров" вяжут шестерых бойцов президентской охраны! Нет, хватит с меня. Пошло оно все нахуй рачьим шагом. Сейчас же отсюда иду в Кремль, пишу заяву об отставке, и прошу о переводе младшим инструктором в БОБР. А если откажут - ебись оно все конем, в монахи постригусь.
Как только он это сказал, о дверь кабинета словно ударился морской вал - это все гвардейцы, столпившиеся в приемной, весьма энергично выразили свое несогласие. Доронин всерьез обдумывал опцию "заползти под ковер".
- Да пошло оно все, - Протасов встряхнулся и встал по стойке "вольно". - Товарищ полковник, я терпел-терпел, но уже сил нет никаких. Да, нас было шестеро, но эти суки тоже были в штатском, и ничего не предъявили, никакой бумажки. Откуда нам было знать, что они не бандюки? И сначала они дождались, пока Браткин и Венцеслав пойдут в сортир, и там их повязали, а потом уже вшестером навалились на нас четверых. Троих даже, потому что Афоню как толкнули на зеркало, так в нем сразу штуки четыре осколка оказались, каждый как нож. Но он и то драться пытался, хоть и на ногах не стоял. И то мы съебались по дороге, никто нас не арестовал, дела нет, задержания нет.
- А вырвались мы так, - добавил Амирханов, - я отобрал у одного из нападающих дубинку, и навешал им как следует, пока Протасов отступал с Афоней на плечах. Одному проломил купол обсерватории, так что счет почти равный.
- А я не знал, - полковник хмыкнул. - Дюков, я смотрю, кое-что приврал.
- Только не говорите президенту, что Афоню ранило, - Протасов опустил голову. - Не надо. Афоне и так херово, если еще и президент позвонит...
Тут дверь кабинета открылась, и на пороге показался гвардеец - в полной парадной форме, но бледный, как петербуржец по весне.
- Афоня! - воскликнули оба гвардейца.
- Афонин! - обрадовался полковник.
- Вызывали, товарищ полковник? - голос Афонина был ровен, но неестественно тих. - Жду ваших указаний.
- Я только что этим засранцам сказал, - устало проговорил полковник, - и тебе повторю: хватит по разным гнидникам рисковать дурными головами. У вас работа - охранять президента, здесь и рискуйте. А ты, капитан... ну, на этих двух я давно положил, но ты-то взрослый человек! Пора уже как-то брать себя в руки, - с этими словами полковник сжал пальцами плечо Афонина, не замечая, что тот уже не просто бледен, а с некоторым уклоном в благородную синеву. Рука его судорожно дернулась в руке полковника, колени подломились, и Афонин завалился вперед и вбок, пытаясь левой ухватиться за край стола и промахиваясь мимо.
- Врача! - заорал полковник. - Амирханов, ты чего стоишь, Айболит недоделанный?

* От аббревиатуры БОБР - Боевой Отряд быстрого Реагирования.

Subscribe

  • Ни дня без Иссы

    捨さ苗犬の寝所にしたりけり sute sanae inu no nedoko ni shitari keri На рисовых ростках, Что в дело не пошли, Дремать улегся пес. 山犬の穴の中よりきりぎりす yama inu no ana…

  • Ни дня без Иссы

    大犬をこそぐり起す柳哉. ôinu wo kosoguri okosu yanagi kana Большущего пса Разбудила, щекотнув веточкой, ива. ともどもに犬もはらばふ夕はらひ tomodomo ni inu mo harabau yû…

  • Ни дня без Иссы

    うら町は犬の後架もはつ雪ぞ uramachi wa inu no kôka mo hatsu yuki zo И на задворках Собака справит нужду. Первый снегопад. おかしいと犬やふりむく雪礫 okashii to inu ya…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 37 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Ни дня без Иссы

    捨さ苗犬の寝所にしたりけり sute sanae inu no nedoko ni shitari keri На рисовых ростках, Что в дело не пошли, Дремать улегся пес. 山犬の穴の中よりきりぎりす yama inu no ana…

  • Ни дня без Иссы

    大犬をこそぐり起す柳哉. ôinu wo kosoguri okosu yanagi kana Большущего пса Разбудила, щекотнув веточкой, ива. ともどもに犬もはらばふ夕はらひ tomodomo ni inu mo harabau yû…

  • Ни дня без Иссы

    うら町は犬の後架もはつ雪ぞ uramachi wa inu no kôka mo hatsu yuki zo И на задворках Собака справит нужду. Первый снегопад. おかしいと犬やふりむく雪礫 okashii to inu ya…