Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Хулиганство-3. По просьбам трудящихся

Премьер закрыл нетбук и оперся локтем на крышку, а подбородком на руку, и какое-то время смотрел на Доронина. Тому отчего-то вспомнилось, что упор на руку щекой означает недоверие, а подбородком - напротив, глубокую заинтересованность.
Разум говорил, что этот жест, пожалуй, уже лишний: раз премьер-министр вызвал к себе лично сержанта сил оперативного реагирования, значит, он заинтересован в сержанте по самые уши. Осталось выяснить, любит ли Слонопотам поросят и КАК он их любит.
У него было семь шагов на то, чтобы обдумать собственный невербальный ответ, и он решил встать по стойке "вольно": он в штатском, премьер - лицо штатское, так что тянуться незачем, но все-таки он военный, и Дюков бывший военный, так что формальная стойка более естественна, и пусть экс-генерал по ней что-то прочтет, если сможет.
- Здравствуйте, - сказал он, останавливаясь перед столом. - Я - Артем Доронин, сержант второй роты второго батальона особого отдельного полка сил быстрого реагирования. По вашему вызову явился.
Министр опустил руку на стол и откинулся на спинку кресла.
- Почему не явились в первый раз? - интонация была такой, будто ему и в самом деле любопытно - но не более чем.
- А вы уже вызывали меня?
- Разве вы не получили вызова?
- Мой квартирный хозяин сказал, что меня приходили арестовать. Я решил: если это правда - то меня отыщут и на службе, а если мой хозяин что-то напутал - он, по правде говоря, не особо толковый мужчина - то зачем лишний раз суетиться. А что вы меня вызывали - этого никто не сказал, да я бы и не поверил без письменного подтверждения.
- И вам не пришло в голову поинтересоваться, отчего бы вас арестовывать?


- Да что вы, господин премьер. Я все понимаю: времена суровые, непростые, все по ниточке ходим. Кто-то кому-то что-то сказал, кто-то на меня стрелки перевел... Всякое могло быть.
Дюков открыл нетбук и постучал пальцем по тачпаду.
- Вы родом из Белгорода?
- Так точно.
- Ваш отец - Доронин Семен, мать - Доронина Антонина?
- Так точно.
- Тот самый Доронин, который служил вместе с Троегоровым во время первой чеченской?
- Так точно.
- И примерно полгода назад вы покинули родной город и отправились в столицу искать удачи?
- Так точно.
- Ну, хватит, хватит этого солдафонства, - экс-генерал помахал ладонью. - И садитесь, в ногах правды нет.
Артем придвинул кресло и сел.
- Вроде бы под Тулой с вами случилась какая-то неприятная история.
- В общем, да. Меня...
- Не надо, не надо, - министр улыбнулся как человек, который в зародыше пресек попытку рассказать ему бородатый анекдот. - Отец передавал с вами письмо к Троегорову, а вы его потеряли, верно?
- Вы так хорошо осведомлены, - Артем, задетый за живое, не удержался от колкости, - как будто вы его нашли.
- Хотите сказать, я ворую и читаю чужие письма?
- Упаси меня Бог такое даже подумать, - Артем мысленно прикусил язык и выругал себя. - Просто все знают, как у вас хорошо поставлена информационная служба.
- Ясно. Но ведь потеря этого письма не очень вам повредила? Троегоров все равно принял вас, и даже устроил в полк к своему зятю... Все-таки росийская кумовщина неистребима, вы согласны, сержант?
- Виноват, товарищ генерал.
- Я не спросил, виноваты ли вы. Я спросил, согласны ли.
- Так точно, товарищ генерал, - Артем, кажется, нащупал верную линию - вот только дурака нужно было включать парой минут раньше.
- И, едва прибыв в столицу, вы немедленно вступили в драку в патрулем БОБР.
- Было дело, - Артем попытался изобразить смущение.
- И в одиночном поединке победили бойца с индексом реагирования 8,4 и тринадцатилетним стажем. Какой у вас индекс реагирования?
- При последней проверке был 8,9.
- В каком возрасте ликвидировали первый прорыв?
- В четырнадцать, - этим Артем привык гордиться, это было свое, настоящее.
- Вот видите, кумовство тут ни при чем, Троеградов просто распознал в вас самородка. Но со здоровьем у вас нелады, недавно вы ездили в Кисловодск лечить желудок.
- Да, господин министр.
- А для компании прихватили троих друзей из личной охраны президента. Впрочем, они до Кисловодска не доехали... а вы переехали, и заскочили в суверенную Грузию.
Артем никак не ответил на последнюю реплику. Пусть доказывает, если хочет его прижать.
- Впрочем, какое мне дело до того, где молодые люди лечат желудок. Боржоми тоже отличный курорт. А когда вернулись, то получили в подарок платиновые часы-турбийон "Даниэль Рот", которые, как вижу, и сейчас на вас.
Артем подавил желание снять эту злосчастную цацку и спрятать в карман.
- На следующий день вас навестил сержант БОБР и попросил вашего хозяина передать вам, чтобы вы пришли ко мне. А хозяин, действительно бестолковый человек, все напутал... Или вы сами не захотели прийти. Напрасно, у нас не арестовывают за инициативу и храбрость. Кроме того, у вас была уважительная причина, как я слыхал, личного характера...
У Артема сжалось под ложечкой. В тот вечер похитили Таню. А полчаса назад она кивнула ему из окна проезжающей машины. Кто и куда увозил ее? И не в руках ли Дюкова сейчас ее жизнь?
- Какое-то время мы оба были сильно заняты, и вот у меня нашлось для вас окошко в расписании. Я рад, что и вы для меня нашли окошко.
Артем попытался, не вставая, изобразить почтительный поклон.
- Вы честолюбивы, - продолжал министр. - Поэтому пожелали вступить не куда-нибудь, а в охрану президента. Вы благоразумны: осознав, что цели этой нельзя достичь с наскока, приступили к планомерной осаде. Вы храбры, и у вас индекс 8,9. Этого достаточно, чтобы я хотел видеть вас в рядах БОБР. Как вы смотрите на то, чтобы получить лейтенанта и взвод сейчас, а после нашей кампании - капитана и роту?
У Артема закружилась голова, но он вспомнил про бесплатный сыр, и где такой раздают.
Ну, если совсем начистоту - заставил себя вспомнить.
- Вы храбрец, - продолжал Дюков. - И как большинство храбрецов, из них же первый есть наш президент, наделали себе много врагов. У меня сейчас открыт файл - досье на вас. Поверьте, ни на кого из сержантов не стучат так активно, я бы даже сказал - агрессивно. Если вы не будете осторожны, вы не переживете эту зиму.
Артем сглотнул.
- Понимаете, какая ситуация сложилась, - медленно сказал он. - Я ведь никто ничто и звать никак. А среди ваших ребят наверняка есть такие, кто давно ждет этого производства в лейтенанты, и главное - заслужил. А тут я, поперед батьки в пекло. Это с одной стороны. С другой - еще хуже: для ребят все будет так выглядеть, словно я продался.
- Но вы же за этим приехали в Москву: продаться. Вы уже большой мальчик, Артем, вам пора перестать обманывать себя. И в конце концов, БОБР служит России ничуть не хуже, чем личная охрана Президента. Некроты одинаково активны во всех узловых городах, а простые граждане нуждаются в защите не меньше, чем господин Разгонов. А о том, чтобы никого достойного не обошли званием, я уж как-нибудь позабочусь.
- Вы меня не так поняли, господин премьер, - Артем покраснел. - Ваше предложение настолько больше всего, чего я заслуживаю, что я бы ухватился за него руками и зубами, если бы не... можно начистоту?
- Не можно, а нужно, - ласково кивнул премьер.
- Хорошо. По чистой случайности или еще какой причине, но вышло так, что все мои друзья служат в охране или в ООР, а... ну, те, которые не друзья - они работают в системе МВД. Ну, вот так фишка легла. И если я приму ваше предложение, то я и здесь друзей не заведу, и там потеряю. А друзья мне дороги.
- Уж не цену ли вы себе набиваете? - экс-генерал приподнял брови. - Учтите, это мое - как там у классика? - заднее слово. Заднее не бывает.
- Мое тоже, - Артем подавил тяжелый вздох.
- Хорошо, - премьер кивнул. - Храните вашу дружбу... и вашу вражду. Но запомните: я буду следить за периметром. И если вы останетесь в живых к концу кампании - в чем я лично оч-чень сильно сомневаюсь - мы, возможно, вернемся к этому разговору.
- Хотелось бы надеяться, - проскрипел Артем, поднимаясь из кресла. Язык тела господина премьера ясно говорил, что беседа окончена.
Что-то важное, что-то существенное не было сказано, но Артем не мог понять, что именно.
- Господин министр...
- Все, все, - Дюков махнул рукой. - До свидания. И помните: как только вы переступите порог этого кабинета, за вашу жизнь никто не даст ржавой копейки. Я сделал все, что мог, чтобы защитить вас.
- Спасибо, - как можно спокойней сказал Артем. - И вам не хворать.
Сем шагов до двери дались ему трудней, чем Цао Чжи, хотя никто не требовал от него сочинять при этом стихи. Взявшись за ручку, он почти готов был принять предложение премьера, но одна мысль удержала его. Мысль довольно странная, если вдуматься.
Он испугался, что Афонин - этот алкоголик, убийца, самодур и запойный игрок - что этот самый Афонин не подаст ему руки.
Но когда в квартале от дома правительства они взяли по пиву и Артем рассказал друзьям о содержании своей беседы с премьером, именно Афонин сказал:
- Не знаю, Тёмыч, не знаю. Нам, конечно, приятно, что ты так высоко ценишь нашу компанию - но, может статься, ты совершил ошибку.

Subscribe

  • Почему русские не умеют в национализм

    Главный тезис этого наброса формируется просто: русский национализм - он как морская свинка, у которой, как мы помним, нет ничего общего ни со…

  • О ценностех ея

    Давайте немножко оттолкнемся от хроник скорбной Нины и обратим внимание на интересный факт: когда консерваторы затевают разговор о ценностях, из них,…

  • Культурний шок

    Я рідко сюди пишу, і саме тому покладу це тут, щоб не загубити, бо у Фейсбуці воно швидко спливе за течією часу. Я відкрила для себе ікони Любові…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • Почему русские не умеют в национализм

    Главный тезис этого наброса формируется просто: русский национализм - он как морская свинка, у которой, как мы помним, нет ничего общего ни со…

  • О ценностех ея

    Давайте немножко оттолкнемся от хроник скорбной Нины и обратим внимание на интересный факт: когда консерваторы затевают разговор о ценностях, из них,…

  • Культурний шок

    Я рідко сюди пишу, і саме тому покладу це тут, щоб не загубити, бо у Фейсбуці воно швидко спливе за течією часу. Я відкрила для себе ікони Любові…