Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Categories:

О значении слова "развлекаться"

В комментах прозвучал настолько интересный вопрос, что я думала над ним весь вечер, а когда ответ сформировался, то решила, что не в комментах ему пропадать.

Я сейчас действительно не совсем понимаю, какое значение ты вкладываешь в слово "развлекаться". Фиг бы я осилил многабукаф "Кровавого меридиана" и "Дороги", да еще с тамошней пунктуацией, если бы оно меня не развлекало. Я ж оторваться не мог. Не ради интриги же я "Дорогу" читал?

Недавно вот прочел "1922" и задумался. Что заставило не отрываясь прочесть повесть, автор которой (Стивен наш Кинг) в самом начале дал понять - все будет плохо на всем протяжении повести, а в конце совсем плохо. И ведь не обманул. Нафига я это читал? Из садизма, что ли?



Кстати, а нафига я сама читала "Дорогу"? Ведь во время и после было такое чувство, словно я кирпичи ворочала и еще хуже. Но в конце, когда, казалось бы, вся надежда накрылась, мальчик все-таки встречает людей, которые "несут огонь", попросту говоря - остаются людьми. Не пожирают друг друга, не впадают в самоубийственное отчаяние, не сходят с ума, идут дальше и во что-то верят. Может быть, они ничего не найдут. Может быть, они погибнут. Может, они еще ссучатся. Но пока они живы, есть надежда, а самое главное - оправданной оказалась надежда умирающего отца, который решился после катастрофы вырастить ребенка и идти с ним до конца через крайне враждебный мир. Он нашел для мальчика людей. К этому все в книге сводилось: найдет он людей или нет? От этого зависело, что хочет сказать мне автор: человечество - полное УГ, и все, на что ему стоит рассчитывать - это тотальная смерть; или человечество все-таки на что-то годится?

Вот именно напряженное ожидание ответа на этот вопрос и провело меня через всю книгу. И если бы ответ оказался другим - я бы прокляла Маккарти на веки вечные. Но ответ был именно таким, какой мне был нужен в тот момент: как бы вообще херово все ни было, не оставляй попыток. Неси огонь, не угашай надежды. Причем надежда, которую несет Маккарти - это в чистом виде эстель: он не дает никаких гарантий, что люди, к которым мальчик пришел, хотя бы даже сохранятся как люди. В чистом виде экзистенциальное упование на то, что добро в конечном счете имеет смысл?

Читать такую книгу - это ни в коем случае не развлечение и не "обнуление". Читая эту книгу, я как бы получаю послание от пожилого битого жизнью американского коллеги - не дрейфь, подруга, не опускай руки, в конце жопы есть свет, даже если ты проделаешь очень долгий путь встречь дурнопахнущих масс, то выйдешь через рот - главное не прекращать движения, не смешиваться с массами и не дать себя переварить. Не знаю, Гофман, прочел ли ты это послание, или битый жизнью американский чувак специально для тебя положил в "Дорогу" что-то другое, как все хорошие книги, "Дорога" многопланова. Но для меня в ней лежит именно это послание.

Как пел Бутусов, "Есть вода, которую пьют, чтобы жить. Есть живая вода". Есть книги, которые - живая вода. "Дорога" - одна из них. И мои писательские амбиции, что бы ни говорили придурки, состоят в том, чтобы написать книгу, которая будет для кого-то живой водой. Для самого Маккарти такой книгой является "Моби Дик" Мелвилла. Этот роман в свое время не приняли и не поняли, Меллвилл не мог жить плодами своих литературных трудов и работал чиновником на таможне. Такова цена, которую часто платят те, кто дает людям живую воду. Спрос на книги "живой воды" невелик, текущее поколение всегда выбирает пепси.

Возвращаясь к Бутусову, "есть вода, которую пьют, чтобы жить". Есть тексты, которые читаешь просто потому, что привычка к хорошим текстам неистребима. В моем случае - еще и потому что нужно держать себя в форме. Если я не буду упражняться с гирей и ломиком хотя бы раз в три дня, у меня "просядет" спина. Если я не буду читать хороших текстов, у меня "просядет" язык. Эти тексты - огромный массив мировой классики.

Затем, есть чай и кофе. "Тонизирующие" тексты. Это - для меня - в первую очередь фантастика. Большая часть того, что считается "высшим эшелоном" оной. Если классика помогает держать в тонусе язык, то беллетристика - мысль. Как ни странно. Беллетристика живее всего откликается на разные вызовы современности, для меня ее чтение - это обмен мыслями о каких-то насущных моментах. Ну вот, скажем, любимая мной Оксана Панкеева в своей "Хронике странного королевства" продвигает нехитрую вроде бы мысль "Сволочью быть не надо". А нелюбимая мной Вера Камша продвигает противоположную мысль: "Если Родина потребует быть сволочью, то надо". Обе мысли в данной нам реальности присутствуют и противоборствуют в головах людей, какая из них мне ближе - вы уже поняли.

Все вышеперечисленное для меня - не развлечение. Как можно развлечься - сиречь, отвлечься от реальности - чтением Камши, если Великий Тагил - вот он, туточки, под боком? И совсем недавно принуждал к миру злокозненную Кагету?

Развлечение - это Вудхаус, это Муми-тролли и Джером К. Джером. Это то, что не имеет к "станкам, станкам, станкам" никакого отношения.

Так как-то.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments