August 5th, 2010

Свободная Луна

ненависти псто

Добрый Боженька!

Пожалуйста, сотвори другой глобус и сошли туда нахуй всех, кто считает, что

а) политика ДОЛЖНА быть грязным делом;
б) все инакомыслящие - "либерасты".

Ну или, как вариант, оставь их всех тут, а меня сошли на тот глобус. Потому что я таких людей не заслужила ни в качестве соотечественников, ни в качестве "северных соседей" ТМ.
Свободная Луна

(no subject)

...а еще люто и бешено раздражает, когда всякая форумная тупня цитирует рассказы Антрекота. Так и хочется у них эти рассказы отобрать и дать "Курочку рябу", ради соответствия уровню.
Свободная Луна

(no subject)

Как сказал Игорь, в общем, это как если в ваш дом залезли бандиты, а приехавшие менты просят вас достать им пару калашниковых, чтобы они выполнили свой долг

И - как бы в рифму к этому, из френдленты:

Люди отказываются понимать. Люди отказываются думать. И жара тут не причём. Можно представить, что большая (ударение где хотите) часть людей попросту не взрослеет, мы остаёмся на уровне детей пяти лет. Единственная мотивация - "Хочу игрушку!", единственная аргументация - "Купи игрушку!", единственный способ убедить - умаслить обещаниями или отшлёпать. Любые рассуждения уровня сложнее "А плюс Б равно Ц" - недоступны для понимания. Да и "А плюс Б равно Ц" сплошь и рядом слишком сложны. Я не преувеличиваю - объяснять "А плюс Б..." приходится несколько раз подряд, разными словами, на примерах, на пальцах, на яблоках. "А я не отдам Некту яблока, хоть он дерись!" - очень распространённый ответ. Что с людьми? Это у Лема было, кажется, страшно подумать если бы дети по силе и возможностям равнялись бы взрослым - да вот оно, повсюду!
Свободная Луна

Сейчас по работе

редактирую очерк по истории Китая. Одной из задач является разбавить сухой, как сегодняшняя земля, фактически конспект, историческими анекдотами.

Ну а поскольку семейство Цао - мои любимчики, я не удержалась от того, чтобы втулить в очерк историю про "Стих семи шагов".

Цао Цао и его сыновья – Цао Пи и Цао Чжи – были, кроме всего прочего, изрядными поэтами. Цао Пи ревновал своего младшего брата Цао Чжи к отцу и к славе – современники считали, что младший брат лучший поэт. Однажды на пиру Цао Пи, уже к тому времени Вэйский император, приказал брату сложить стих за то время, пока он пройдет семь шагов. В случае неудачи наказанием была бы смерть. Цао Чжи встал и сделал семь шагов, на ходу сочинив стих на тему висящей на стене картины, на которой бились два быка.

Крепки в кости, рога остры как меч –
Шагали два быка друг другу встречь.
Был крут обрыв, узка была тропа –
И ни один не думал уступать.
Сошлись. Один победу одержал,
Другой же мертвой тушей там упал.
Ему хватило бы для боя сил,
Но он в душе победу уступил.

Цао Пи сказал, что это было не такое уж сложное задание – а вот сможет ли Цао Чжи сложить стихи о братстве, так, чтобы в них не попадалось слово «брат»? Цао Чжи тут же сымпровизировал стихотворение:

Бобы в котле томятся, вкруг них вода кипит,
Бобовая солома под тем котлом горит,
«Единого мы корня!» - боб соломе говорит. –
«И мы друг друга мучим! О, как душа болит!»

Император расчувствовался до слез и пощадил брата. С тех пор в Китае поговорка «бобы варят – стебли жгут» означает междоусобную распрю.
Свободная Луна

Китайский ужоснах

Как-то кто-то из френдов, кажется, Дагмарец, хотя я не уверена, запендюрил у себя в ЖЖ вот эту статью некоего В. Лебедева. И его же статью про китайский секас.

У меня как-то все руки не доходили написать, что я по этому поводу думаю, но сегодня я гуглила в своих надобностях по династии Суй, и выгуглила этого Лебедева. И вот руки дошли.

Обе статьи заслуживают внимания как ярчайший пример недобросовестной публицистики, сделанной на довольно высоком уровне. Ну, скажем так - как минимум на среднем. Это если за низкий брать густопсовое невежество и откровенную ложь, а за высокий - тонкую игру на эмоциональных нюансах при полной фактографической точности материала. Тогда получится, что средний - качественная ложь умолчанием. И вот образцовый пример этой лжи - статьи Лебедева о Китае.

Ну, например. Пишет Лебедев:

После эпохи троецарствия, когда страна раскололась на три враждующих между собой царства, в результате чего население за несколько лет уменьшилось с более чем 50 млн. человек до примерно 8, а в голодных местах стал обычным каннибализм, в северный Китай вторглись племена хунну (начало III века нашей эры) и установили свою власть. Cтарший сын императора хунской династии Ши Ху, наследник Ши Суй ежедневно устраивал роскошные пиры. На каждый пир являлась одна из его наложниц, пела и танцевала перед гостями, затем удалялась за ширму. Примерно через час слуги вносили блюдо с жаренным мясом. Оно (мясо) было только что танцевавшей наложницей, а чтобы никто не сомневался в этом, блюдо украшалось ее головой. Сцена шокировала гостей? Нисколько - они рассыпались в комплиментах за столь тонкое и изысканное угощение.


Возникают два вопроса. Первый: Лебедев излагает по Гумилеву, Гумилев дает ссылку на МакГоверна, а откуда эту историю взял МакГоверн? Второй - допустим, МагГоверн высосал эпизод не из пальца - но что он нам говорит о китайцах, коль скоро речь идет о нравах завоевателей-хунну? Да ничего он нам о китайцах не говорит.

Более того, он бы нам очень мало сказал о китайцах даже если бы героями были китайцы. Потому что история Северного Китая между Троецарствием и династией Тан - это фактически непрекращающийся пиздец.

Или вот еще пример:

В последующие двести лет свирепые убийства стали столь обычной нормой в императорских дворцах, что царственные дети с малолетства приспосабливались выживать кто как сможет. Царственный мальчик Тоба Гун уже к десяти годам сообразил, что лучше ничего не соображать и после несерьезной болезни притворился глухонемым и слабоумным. В течение 8 лет он мычал и пускал слюни по подбородку так натурально, что его ни разу не зарезали и не отравили, а даже наоборот в 531 г. сделали императором, желая править за спиной слабоумной марионетки. И вот тут-то Тоба Гун заговорил. Говорил он кого именно и за что нужно казнить. Целых два года он говорил и действовал, пока вначале опешившая, а затем чудом уцелевшая родня решила, что молчащий Тоба Гун значительно лучше говорящего. И он замолчал навеки - в 533 году был зарезан.

Нашему уху что Тоба, что Шоба - один хрен, да? Ну, есть такой вот маленький несущественный нюансик - династия Тоба тоже не китайская, это вожди еще одного варварского народа - сяньби.Правда, под конец сяньбийцы просветились уже настолько, что в приказном порядке все переменили имена на китайский лад -но от прадедовских обычаев не отказались. Обычаи же эти были вот каковы:

«В Вэй существовал древний обычай: если во внутреннем [императорском] дворе рождался сын, которого намеревались возвести в наследники престола, [то] его мать предавали смерти. В последние годы [правления императора] Тай-цзу императрица, по древнему закону, была умерщвлена.Краткое описание одного из случаев применения этого обычая описан в биографии императрицы Ли, матери императора Сянь-цзу (Тоба Хун, 465-471). Согласно этому описанию: «Во втором году [эры правления] Тай-ань ( 456 г . — В.Г.) Вдовствующая императрица (т.е. мачеха правящего императора и «бабка» наследника престола — В.Г.) распорядилась [поступить] согласно древнему порядку. Приказала императрице (матери наследника — В.Г.) написать всем находившимся на юге [ее] братьям, а также призвать сводного брата [Ли] Хунчжи, чтобы вверить [ему] все [эти послания]. Перед [вечной] разлукой [императрица Ли] помянула каждого из [своих] братьев и тут же, ударяя себя в грудь, горько зарыдала. Вслед за этим приняла смерть...»

Самое раннее упоминание об обычае матрицида в династийной истории «Вэй шу» относится к первому десятилетию V в. н. э., а самое позднее упоминание о нем относится к 515 г . За эти сто с небольшим лет в Северном Вэй сменилось восемь заранее назначенных наследников престола. При этом, судя по «Вэй шу», обычай официально приводился в исполнение, по крайней мере, четырежды. Еще в нескольких случаях матрицид мог быть задействован скрытно. Например, мать наследника Гун-цзуна (Тоба Хун, 451) умерла в год его рождения (428), хотя в «Вэй шу» нет прямых сведений о ее насильственной смерти. Мать императора Гао-цзуна (Тоба Чжунь, 452-465) умерла всего через месяц после его воцарения в 452 г ., вероятнее всего, став жертвой тайного убийства. Императрица Гао, мать императора Ши-цзуна (Юань Кэ, 499-515) внезапно скончалась в 497 г ., всего за месяц до назначения ее сына законным наследником. Смерть в 507 г . императрицы Юй, матери старшего сына  императора Ши-цзуна, также могла быть случаем нелегального матрицида. Наконец, императрица Ху, мать императора Су-цзуна (Юань Юй, 515-528) была избавлена от смерти намеренно, вопреки древнему обычаю. Иными словами, обычай использовался достаточно регулярно, в течение почти всего существования северовэйской династии в Китае.

И тут, кстати, ссылаются не на пересказ пересказа, а на собственно китайскую хронику "Вэй Шу".

Или:

При пятом императоре династии Хань Цзин-ди был издан рескрипт, гласивший: “Нанесение большого количества ударов бамбуковыми палками не отличается от смертной казни. Если наказанному посчастливится и он не умрет, то все равно он перестает быть нормальным человеком. Поэтому Мы устанавливаем закон, согласно которому наказанием пятьюстами ударами бамбуковых палок уменьшается до трехсот, а наказание тремястами ударами - до двухсот”.

Если мы вспомним, что уже после 30 (максимум - 50) вполне могла наступить смерть, то гуманность, снижающая число ударов до 200, умиляет. Другие императоры были еще большими гуманистами и снижали минимальное число ударов аж до 100, но никогда не меньше! То есть мучительная смерть гарантировалась.


О, думаешь, ужасть-то какой. Нет, я не хочу намекать на то, что в России еще в 19 веке практиковалось наказание в тысячу ударов шпицрутенами. Просто хочу акцентировать внимание на том, что бамбуковая палка, в отличие от, скажем, ореховой - полая. И сколь большого диаметра палку ни бери - вес ее ненамного увеличится, потому что внутри все тот же воздух. Вывод "мучительная смерть гарантировалась" полностью на совести Лебедева.

Или: В своих воспоминаниях последний император манчжурской династии Пу И писал: " Как-то евнух, составивший императрице Цыси партию в шахматы, сказал во время игры: "Раб бьет коня почтенного предка", на что она в гневе воскликнула: "А я бью твою семью!". Евнуха выволокли из палаты и избили до смерти". Его родню казнили.

Опять забыт "маленький нюанс" - Цы Си даже по китайским меркам была из ряда вон выходящей сукой (впрочем, гаремные нравы способствовали культивации именно такого характера).

В целом методика создания статьи такова: берется некий эксцесс (случай с Цы Си и евнухом, ряд диких случаев из эпохи варварского завоевания, случай из времен полностью разложившейся Цинской империи) и подается как нечто типичное.

Это, братие, все равно как если бы взять из Эдды эпизод с Гудрун и ее сыновьями, сердца которых она подала мужу на обед, добавить пару историй из времен Тридцатилетней войны и Мюнстерской коммуны, добавить на закуску эпизодик из жизни Освенцима и на этой базе выстроить очерк о какой-то особенной жестокости немцев.
Свободная Луна

Пришел и к нам пушной зверек