Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

И-и-и, снова-таки о Мартине и Мартелле

То есть, мне и в Может, сем, смотревшим "Принцессу-невесту", совершенно очевидно, что в этом поединке Оберина Мартелла зовут Иниго Монтойя. Как и то, что в битве в туннеле Донала Нойе зовут Гэндальф :).



Но это не вызывает того отторжения, какое вызывает "четверная дуэль" русского "абибаса". Наоборот, старый хрен тебе подмигивает, и ты подмигиваешь ему в ответ: хэлло, май нэйм из Иниго Монтойя. Энд зей шелл нот пасс, эбсолютли, дефинитли, фак йеаааххх!

А вот абибас тебе ни хрена не подмигивает. Он только предлагает собой любоваться, таким охрененным абибасом.

Было бы слишком просто сказать: абибас это уже вода от воды, в которой варился заячий суп. Или Камша попросту плохо пишет. То есть да, оба объяснения верны, но не полны. Камша плохо пишет, но она поперла очень выигрышную ситуацию у очень хорошего автора. Казалось бы - ну сшей по этим лекалам, и получится что-то годное. А получается абибас.

В чем разница? Ну казалось бы: Мартин заимствует у Голдмана - получается годнота. Почему у Камши получается абибас?

Потому что Мартин не тырит реплику, сцену или ситуацию. Он обращается к древнему, как мир, сюжету о мести, которую человек десятилетиями носил в своей груди и в муках родил, наконец. Вы посмотрите, с каким лицом Монтойя говорит о своем мщении - так говорят о горячо любимой жене, предвкушая встречу. Двадцать лет человек думает, что же он скажет убийце. Может быть, когда-то он репетировал прочувствованные речи, но годы вылизали и отшлифовали эти речи до четырех фраз, простых и верных, как камни: "Привет. Меня зовут Иниго Монтойя. Ты убил моего отца. Приготовься к смерти".

"Элия Мартелл, принцесса Дорнийская. Ты изнасиловал ее. Ты убил ее. Ты убил ее детей".

Когда ты наполнил ситуацию драмой до краев, когда сюжет играет мускулами и дышит полнокровием - тогда можно сколько влезет подмигивать читателю/зрителю аллюзиями и отсылками. Оберин Мартелл - объемный трехмерный персонаж со своей историей, и в силу этого можно дать ему немного побыть Иниго Монтойей.

Камша не видит драмы. Она ее в упор не видит. Она видит картинку "Красивый чувак круто мочит некрасивых чуваков". О, напишем-ка и мы про красивого чувака, который круто мочит некрасивых чуваков.

Упс. Получился абибас. Он висит и топорщится вместо того, чтобы трещать внатяжку и переливаться. Потому что под ним, ять, нет мускула!

Что для меня до сих пор остается загадкой - как люди, которые читали Мартина ДО того-как, могли принять Этерну за чистую монету? Ну ладно я, с меня страшный обет взяли. А они?

Ай. не будем о грустном.
Subscribe

  • Почему русские не умеют в национализм

    Главный тезис этого наброса формируется просто: русский национализм - он как морская свинка, у которой, как мы помним, нет ничего общего ни со…

  • О ценностех ея

    Давайте немножко оттолкнемся от хроник скорбной Нины и обратим внимание на интересный факт: когда консерваторы затевают разговор о ценностях, из них,…

  • Культурний шок

    Я рідко сюди пишу, і саме тому покладу це тут, щоб не загубити, бо у Фейсбуці воно швидко спливе за течією часу. Я відкрила для себе ікони Любові…

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments