Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Categories:

Недостаточно совершенная жертва

Еще один вопрос я хотела бы обсудить – поведение украинцев в сегодняшней войне.
Я уже рассказывала, что 22 июня 1941 года в Киеве, где я тогда жила, с утра к военкоматам выстраивались очереди добровольцев. Там стояли и украинцы и русские, и прочие, и женщины и мужчины, и подростки и старики. Я сама постояла в этой очереди недолго, пока не стало ясно, что 16-летних девчонок не берут. Потом в эвакуации и я и другие эвакуированные регулярно писали заявление в районный военкомат, с просьбой мобилизовать нас. Бегство мальчишек из дома на фронт было массовым. Подростков отлавливали и задерживали на железнодорожных станциях и отправляли домой. Это была отдельная проблема, отдельная головная боль милиции и железнодорожников. Доставить подростков домой в то время было непросто – поезда ходили нерегулярно и набитые битком. Мы в тылу жили и работали в немыслимом напряжении всех сил, стиснув зубы – в голоде, в холоде, в темноте, в болезнях. «Всё для фронта, всё для победы» - это был не пропагандистский лозунг, а душевная потребность каждого (может быть был кто-то, кто жил иначе, но таких было мало, я их не видела).

Ничего подобного на Украине я сейчас не наблюдаю. Я бы не поверила рассказам о том, что многие уклоняются от мобилизации, сочла бы, что уклонисты - выдумка российской пропаганды, но у меня есть сведения из других источников. У нас убирает квартиру украинка, учительница из Стрыйя. Так вот, она рассказывает, что у них все молодые ребята прячутся по лесам от мобилизации. И это в Западной Украине, на родине Степана Бандеры. Да если бы весь народ поднялся как один, вы бы голыми руками передушили не слишком многочисленную банду полусумасшедших, полууголовников, полукагэбешников, которые воюют против вас в так называемой Новороссии. «Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой». Значит, кто не идет – не достоин. Порошенко говорит, что на Украине Отечественная война идет сегодня, а не 70 лет назад. Что-то не похоже. Совсем не похоже. Большая страна, 40 миллионов населения, могла бы и с регулярной российской армией сражаться, а не может справиться с кучкой бандитов. Жалуются, что Россия бандитам помогает. Помогает, конечно, но открытую войну не ведет. Эта помощь не должна бы иметь решающего значения. В Евросоюзе, где говорят об участии российских военнослужащих в войне на Украине, называют их численность – 9 тысяч. Это не мало, но что такое 9 тысяч против 40-миллионного народа? В Дебальцево десятитысячное воинское соединение попало в «котёл». И все время мы слышим о котлах и окружениях. Как это получается? Кто окружает, если народ не поддерживает сепаратистов? Конечно, быть невинной, беззащитной жертвой, которую терзает безжалостный захватчик, комфортнее, чем сражаться, рискуя жизнью. Но позиция жертвы не может привести к победе. Я думаю, уровень поддержки Украины в мире был бы выше, если бы Украина героически сражалась, но этого нет.


Слышите, ребята? Маловато нас умирает, госпожа Тареева недовольна.
Вот думаю, отписаться сейчас или дождаться мантры "Российских войск на Украине вообще нет"?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 102 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →