Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Троха про корупцію

Про коррупцию писать трудно, потому что про коррупцию писать скучно. Это неяркое преступление, неэффектное, зрелищности в нем нет, то ли дело убийство или драка с поножовщиной.

Впрочем, коррупция убивает. Не напрямую, не в упор – но убивает. Например, почти год назад в Днепре погибла студентка из Межевой. На нее упала сухая ветка.



Если бы КП «Горзеленстрой» занималось санитарной обрезкой деревьев, а не гналось за кубометражом спиленной древесины, эту ветку спилили бы и человек остался бы жив. Но в рамках коррупционного хозяйствования делать санитарную обрезку невыгодно: ну что там гонять машину ради одной-двух сухих веток. Выгодно «омолаживать» деревья, срезая все ветки и оставляя голый ствол. Я потом подробнее расскажу про эту схему, пока остановлюсь только на том, что коррупция – она как легендарный «удар пяти шагов» из «Убить Билла»: вроде бы не сразу, вроде бы ничего особенного, но вот ты прошел пять шагов – и амба. А убийца вроде ничего и не сделал. А ручки-то вот они.

Ну или то, что случилось у мыжебратьев – Зимняя Вишня, Кемерово, все в курсе, да?

Короче, когда начинается эффектное зрелище, что-либо делать с коррупцией в этом месте уже поздно, остается только выносить трупы. А если ты, храбрый борец с коррупцией, успел вовремя, то твой результат никому не виден, потому что ничего не случилось, и за что тебе говорить «спасибо», а?

Есть еще полуэффектный такой вариант, как поймать чиновника высокого полета на взятке. Он только приготовился что-то себе в карман положить, как ты его за руку цоп! И ходишь красивый и гордый, как Сакварелидзе.  Только эффектно за руку цоп – это одно, а довести его, красавца, до суда и не развалить по дороге дело — совсем другое, правда, батоно Давид?

Отсюда вот это вот отношение к антикоррупционным активистам: там, где они сработали хорошо, чисто — результат никому не виден. Мы можем бить себя пяткой в грудь и говорить, что сэкономили городу, скажем, миллиард. А где этот миллиард? – спросят у нас. А покажите этот миллиард! А мы не можем его показать, потому что сэкономленное в одном месте тут же пиздят в другом.

Кроме того, большую роль играет то, что деньги, уплаченные в качестве налогов, перестают восприниматься как свои. Так устроена человеческая психика: то, что ты не держал в руках, ты не считаешь отнятым. Пока я не была ФОПом, 15% гонорара, взимаемые в качестве налога, меня не особо трогали — это были просто деньги, которых я не получила. Меня не волновало, что с ними станет после того, как я их не получила, их с самого начала для меня не было.

Теперь, когда я ФОП, я те же деньги ежеквартально собственными ручками перечисляю в налоговую, и знаете, их потеря таки ощущается как потеря, а развеселые инициативы городской власти, о которых я напишу ниже, вызывают скрежет зубовный и вопль: «Верните, падлы, мое бабло!» Я считаю, если система налогообложения изменится и каждый украинец будет перечислять в налоговую деньги ручками, а не просто «недополучать» их — уровень «видимости» коррупции подскочит на порядок. А то и на два.

Про коррупцию трудно писать, потому что про нее скучно читать. Пока я не занялась гражданским активизмом, я всегда пропускала материалы про коррупцию. Там перечислялись фамилии, должности, названия подставных фирм, их адреса, кто с кем и где чьи ноги, я начинала путаться и все вылетало из головы.

Я очень не хочу, чтобы эти записи возымели такой же эффект. По счастью, я не обязана скрупулезно связывать все концы, потому что это не СМИ, а бложег, и я в нем просто трындю. Я постараюсь писать весело и живенько, не перегружая вас деталями.

Чем я хочу закончить эту вводную.

Где-то я читала, что любая коррупция в своем развитии проходит четыре фазы.

Первая: какие-то вещи делаются коррупционными методами в обход закона или в нарушение закона. Протаскиваются через таможню контрабандные грузы, лучшие места в больницах получают за взятку, кого-то оправдывают, кого-то осуждают «по звонку» или за ту же взятку. Эту стадию мы прошли при СССР. Собственно, все управленцы независимой Украины — выпускники этой школы.

Вторая стадия: за взятку делается даже то, что законно и разрешено, просто чтоб ускорить процесс или повысить качество услуги. Без коррупционной составляющей можно получить только какой-то минимальный пакет, ерундовый госзаказ или что-то в этом духе.

Третья: за взятку или откат делается вообще все.

Четвертая: взятку или откат требуют уже за то, чтоб не мешать. Причем не факт, что дача или откат гарантирует тебя от каких-то неприятностей: есть конкурирующие группы, у которых свои аппетиты. Всем дать невозможно, ресурсов уже не хватит.

Мы плавно переходим от третьей стадии к четвертой. «Революция достоинства» тормознула, но не остановила этот процесс.

Когда мы говорим, что вот клево было бы, чтобы народ перестал заносить конвертики и «порешать» через кумовьев, в этом, конечно, есть сермяжная правда. Но украинская коррупция дошла до такой стадии развития, когда надо уже, наверное, говорить «украинская экономика». То есть, самое жирное, вроде схемы «Роттердам плюс», происходит на самых верхах и завязывается на функционирование всей экономики в принципе. Как это должно все работать без коррупции – просто никто себе не представляет, похоже.

И вот на этой веселой ноте мы открываем серию наших очерков.

This entry was originally posted at https://morreth.dreamwidth.org/2955538.html. Please comment there using OpenID.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment