Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Category:

Богословия псто

Навеяно вот этим постом:

https://ursusanglicanus.livejournal.com/263515.html

Я не готова рассуждать, почему современное русское православное богословие в такой... стагнации. Но я задумалась над тем, что такое богословие вообще и зачем оно нужно.

И я пришла к выводу, что богословие - это штука в первую очередь сугубо утилитарная. У него есть конкретная практическая задача: помочь человеку самому понять, во что он верит (догматические богословие), и объяснить это другим (миссионерское богословие), а также помочь человеку привести свою жизнь в соответствие со своей верой (нравственное богословие) и обосновать какие-то конкретные богослужебные практики (литургическое богословие).

То есть, на самом деле не бывает такого, чтобы богослов просто сел, засунул в рот палец и подумал: а воспарю-ка я духом и сочиню-ка я что-нибудь этакое, теологическое, скажем, про отношения внутри Троицы. Бывает примерно так: приходит к христианину мусульманин и говорит: чувак, ты язычник, ты веришь сразу в трех богов: Отца, Сына и Святого Духа. Да нет, говорит христианин, это один Бог, но в трех ипостасях. Ни хрена не понял, говорит мусульманин, объясни, как это работает. Как можно быть отцом и сыном одновременно, что за ботва. Ну вот смотри, говорит христианин, у тебя есть отец - значит, ты сын. А еще у тебя есть сын - значит, ты отец. Даже ты, простой смертный, можешь быть и отцом и сыном одновременно. Да, говорит мусульманин, но не своим же собственным! Да, говорит христианин, но ты ж и не Бог. Херня какая, говорит мусульманин, и уходит. А христианин чуть лучше понимает, во что именно он верит.

То есть, настоящее богословие не рождается в кабинетах и лекционных аудиториях. Оно рождается там, где человеку нужно отстоять свою веру перед собой или перед другими. Символ Веры появился не потому, что Св. Афанасий с утра проснулся, опохмелился, почесал лысину и сказал: ба, а Отец и Сын-то единосущны! Он появился потому, что сначала появился Арий, который всех учил более простой и понятной версии Троицы: Иисус не Бог, а Сын и посланник Божий. Удобненько, понятненько, избавляет от сложной головоломки "как это Бог может быть Отцом и Сыном Самому Себе".

Одна беда: при этом разрушает самую суть христианства, которая состоит в том, что сам Бог, лично, разделил с нами, своими созданиями, все беды мира: слабость, тяжелый труд, боль, голод и жажду, травлю, истязания и смерть.

Я не смогла бы быть арианкой, как на могу быть мусульманкой или иудейкой: Бог, пребывающий в трансцендентной безопасности, не знающий на своей шкуре, как мокра созданная им вода и как жжется его огонь, как больно бьются твердые предметы и какими суками бывают люди по отношению к людям же, по-моему, не имеет никакого морального права давать мне какие-то указания и чего-то от меня хотеть. Такой Бог должен сделать то, в чем его подозревают деисты: вымыть ручки, почистить зубки, лечь спать и не отсвечивать.

Святой Афанасий тоже не принимал такого Бога, прям кушать не мог. Ему нужна была твердая формулировка, которая однозначно отсекала бы арианство от христианства, и он ее создал. Пользуйтесь, народ.

Но началось не с Афанасия. Началось собственно с Христа, чье богословие было обусловлено ровно тем же самым: на него наезжали всякие там книжники, фарисеи и саддукеи с вечным вопросом "А ты ваще кто такой?", и Он объяснял им, кто Он такой. Под настроение - и кто они такие, тоже объяснял.

Традицию продолжили Апостолы, которым было нужно объяснить евреям, почему Иисус - именно Мессия. Желательно быстро, пока камни летят. С язычниками было сложнее, им нужно было для начала объяснить, кто такой вообще Мессия, и почему евреи на Его счет такие нервные. Но в обоих случаях это было конкретной практической задачей, с выполнением которой апостолы как-то справились.

Задачей более поздних Отцов было отмахаться от еретиков, оформив учение в рамки чеканной догматики. Задачей еще более поздних - приспособить учение, созданное в античности и заточенное под античную ментальность и античный образ жизни, к средневековью. А затем - к Новому времени. А затем - к Новейшему.

И вот тут можно вернуться к исходному вопросу: чтой-то богословие как-то не того в наши дни... не впечатляет.

И на этот вопрос я отвечу вопросом: народ, а зачем вам богословие? Какие задачи вы с его помощью хотите решать? Где именно проблема, которую вы надеетесь решить теологически путем?

Пока с этим нет определенности - нет и богословия. Хау. Я все сказал.
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment