Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Categories:

Под влиянием слов одной кисейной барышни

которая аххххх, терпеть не может матерящихся женщин, вспомнила первый в жизни полученный от отца выговор за неприличное слово.

Лет нам с сестрой было где-то по 10 и 8, и я уж не помню предмета нашей ссоры, но помню, что одна обругала другую пидораской. Слово "пидорас" употреблялось во дворе в смысле "нехороший человек", и хотя мы обе знали, что при взрослых его говорить нельзя, зеленого понятия не имели, почему.

А тут вышла промашка: мы думали, папа спит, а он, оказалось, не спал.

Ох и взвился же отец. Я втянула голову в плечи и ждала неприятностей. Опыт неприятностей у меня был: как-то раз я в присутствии своей еврейской родни обругала подругу вычитанным у Гоголя словом "жидовка". Для меня тогда вообще книжная кодификация в некоторой степени освящала слова: если в книжке печатают, значит, это не матюк и говорить его можно. Слово "пидорас" мне в книжке не попадалось - из чего следовало, что оно настолько неприлично, не настолько...

Ты хоть понимаешь, о чем ты говоришь? - вчитывал мне отец. Во-первых, не "пидорас", а "педераст". Во-вторых, разбрасываться таким словом направо и налево нехорошо, но обзывать им человека женского полу еще и глупо, это выдает во мне человека безграмотного и вдобавок безответственно относящегося к своей речи. В-третьих, посмотри в БСЭ, что это значит.

Я посмотрела, покраснела - и с тех пор ругала педерастами только молодых людей. Ну или не очень молодых - но мужского пола.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments