Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Categories:

И снова комментарии к запискам зверомамы

http://grey-koala.livejournal.com/8389.html

Граждане, мне ПОВЕЗЛО. Вот, специально крупными буквами. Я здорова как кобыла-першерон. У меня второй разряд по гирям, в апреле будет первый,а летом я поеду на чемпионат Украины. Никаких диатезов ни у меня, ни у детей. Никогда ничем, кроме всеобщих ОРЗ, не болела. Обе беремености пробегала до конца, работала и гуляла вволю. Родила легко, между началом регулярных схваток и появлением ребенка на свет оба раза прошло меньше четырех часов. Кормила грудью, прикармливала тем, что ем сама. Дети здоровы. А теперь - помните, что пишут в телевизоре, когда показывают опасный трюк в программе "Слабо?"

НЕ ПЫТАЙТЕСЬ ПОВТОРИТЬ ЭТОТ ТРЮК ДОМА.

Так вот, я рожала дома. И если вы, дорогие дамы, не здоровы как першерон, не пытайтесь этот трюк повторить.

Почему я рожала дома? Потому что в больнице, с первыми родами, меня психически ушибли. Мне опять-таки ПОВЕЗЛО, многих однопалатниц ушибли физически. Проблема с родами даже в очень хорошей больнице состоит в том, что природа-матушка не спросит тебя, когда именно ты хочешь рожать. Пойдут схватки - и захочешь. И схватки - они, сцуко, не применяются к тому, как вы договорились с врачом. И не каждый врач, когда у тебя начнутся схватки, подорвется к тебе среди ночи. Вотъ.

Короче, регулярные схватки я зафиксировала за 15 минут до полуночи, дорогой отвез меня в больничку с заранее собранной сумочкой, пы поцеловались на прощание в прием-покое и я попала в руки сварливой бабищи, которая, обнаружив, что я забыла выбрить лобок, тут же поинтересовалась, не забыла ли я дома голову. Потом она мне велела лечь на бок и застромила клизму. Потом меня отвели к врачу и врач, узнав, что я забыла дома окситоцин, тут же поинтересовалась, не забыла ли я голову. Я попыталась взбрыкнуть: нахуа мне окситоцин (это гормон такой, стимулирует схватки), если схватки участились в два раза сами (одна в четыре минуты). Мне сказали, что я шибко умная и велели укладываться на койку и ждять, пока начнутся потуги. На вопрос, как я узнаю, что они начнутся, мне ответили: "Узнаешь". Ну, я легла на койку и стала ждать мистического посвящения. К тому времени чувствуя себя изнасилованной и униженной по полной программе.

У меня недавно состоялся диалог с одной молодой мамой, которая доказывала мне, что совершенно не с чего мне было чувствовать себя униженной. Я искренне завидую молодой маме, которая умеет рулить своими чувствами - когда есть с чего, она чувствует себя униженной, когда не с чего - не чувствует. Я не такая. У меня чувства приходят и уходят сами по себе, совершенно не интересуясь - есть с чего им приходить или не с чего.

Еще меня изумляют рассказы про героических женщин старшего поколения, которые стеснялись кричать и стонать. Им, вишь ты, было неудобно перед медперсоналом. Нет, я понимаю, что настоящему индейцу кричать западло, но я, лежа в этой палате (а был 95 год, спад рождаемости, и я в родилке была ОДНА) отчетливо поняла, что если я не начну кричать, буде мне станет плохо, то я очень даже спокойно тут подохну и врач, придя утром в палату, только скажет - "ой, а что это тут валяется? Пумть уборщица приберет".

А поскольку я толком не знала, когда еще не совсем плохо, а когда уже совсем, а когда по-настоящему, я орала по любому поводу (эти потуги... кажется, они уже начались!), приходила врач, запускала мне пальцы в интимное место, говорила, что я, дура, зря ору и как следует шейка матки еще не раскрылась, так что не хрен было беспокоить их медицинскую светлость.

Когда у меня действительно раскрылась шейка (объяснить, что при этом чувствуешь, я не могу, но врачиха в одном была права: это ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ни с чем нельзя перепутать), и я в очередной раз заорала, врачиха появилась в палате со словами "Ты опять?!" - и, нащупав у меня в интимном месте детскую черепушку, сменила репертуар: "Что ж ты раньше молчала, немедленно на стол!".

На столе у меня свело судорогой ноги. Мне орут "Тужься" - а я не могу выдать усилие, у меня вместо ног два перекрученных нерва.

Но, несмотря на этот аспект, все-таки что-то там я вытужила, и весь процесс занял 10 минут, не больше. На свете образовался здоровенький горластый мальчишка с приостренными (примятыми во время родов) ушками, как у эльфика. Ушки потом выпрямились. Мальчишку унесли в соседнюю комнату: замерять, взвешивать и уматывать в пеленки. Я слышала его повякивание и была спокойна. Мне захотелось вытянуть ноги - "Куда?!" оказывается, нужно еще родить послед и вдобавок у меня был небольшой разрыв, нужно наложить два шва.

После этого меня перекинули на каталку, положили под попу судно, чтобы стекала кровь, а на живот - грелку со льдом. И выкатили в коридор.

Ноги у меня продолжало сводить судорогой, от грелки со льдом одеяло быстро промокло, мне было холодно, я стучала зубами и плакала. Кругом опять не было никого. Господи, думала я, сейчас я истеку кровью и умру, а моего ребенка кому-то продадут, а Брилеву скажут, что умер... Не удивляйтесь, после родов многие женщины находятся в малехо измененном состоянии сознания и это еще не самая дикая фантазия, котторая может прийти в голову. А в том, что смерть моя близка, я не сомневалась. ТАК плохо в жизни мне не было ни разу, ни до, не после. Когда я описываю ощущения раненого - я описываю то, что пережила (потому что потерия крови и подвижности вполне сопоставима).

У меня в сумочке были теплые носки - я знала, что мне будет холодно, об этом в умной американской книжке написали: после родов-де от потери крови женщине холодно. Про лед на пузе не писали - то ли у америкосов это не принято, то ли наоборот настолько само собой разумеется, что и писать-то незачем. Короче, носки у меня были - надо ли сообщать, что хрен кто внял моим просьбам надеть их на меня? Ишь, чего захотела, фря... От холода и боли я не могла заснуть. Какое-то врмя спустя подрулила тетка со стеклянной трубочкой и велела мне помочиться. Я не смогла. Тетка без церемоний засунула мне трубочку в уретру, это было больно и опять-таки унизительно, я снова разрыдалась и забыла попросить про носки. Короче, когда я около 6 утра оказалась в палате, я была преисполнена мизантропии.

Плюс застиранная затычка, которую мне сунули между ног. У меня был гигиеничский пакет, целый пакован гигиенических пакетов, но... держитесь за стулья? "Они не стерильны!" Эта тряпка, рыже-серая от чужой крови - она стерильна, кк прокипятили и прожалили в автоклаве, в что от ее вида так сразу блявать и кидат - ну так не смотри. Плюс еще мне в первые сутки не приносили ребенка. Режим. У меня сиськи лопаются, а у них режим. Плюс на этих койках дьявольски неудобно кормить - попа проваливается, рама под коленки давит и дико болит спина. А лечь с ребенком не дают. И кормить сколько хочешь (и ребенок хочет) не дают - полчаса и давай его обратно.

И заметьте, господа, следующее. Примо - это был не заштатный роддом, а один из двух лучших в городе. Секундо - я поступала не на общих основаниях, а как жена спонсора. Терцио - я была, так сказать, наименее поврежденной в палате. Мою соседку напротив готовили к кесареву сечению. Она лежала в предродовом отделении, но когда у нее начались схватки, дежурная врач сказала - нафиг кесарево, гляньте, какой таз, будет рожать.

Таз-то широкий, а родовой проход оказался узкий, а плод большой, 4 кг. Маму разрезали в 8 местах, детку тащили щипцами.

Резали всех, кроме меня. Девиз: "лучше мы тебя аккуратно разрежем, чем ты сама неаккуратно порвешься". А почему они рвутся? А потому что врачи страшно не любят передавать другой смене женщину "в процессе". Ну неудобно им - пока процесс идет, они не имеют права сменяться. Поэому они стараются простимулировать роды в свою смену, как можно быстрее. Поэтому - окситоцин. А он ускоряет схватки. Матка с удвоенной силой выпихивает плод в родовые пути - а они еще не упели растянуться. И они рвутся. Или добрые врачи их аккуратно режут.

Короче, после всех тих делов я сказала: второй раз рожаем только дома. Хуже не будет. Если я не скопытилась от этакой медицинской помощи - не скопычусь и самостоятельно. Я потомок не хилых дворянок, а женщин, которые рожали на поле и, родив, шли дожинать полосу. А концлагерь под нахванием "Роддом" проживет и без меня.

Мы нашли группу едномышленниц и женщину-акушерку, которая им помогала. Что я могу сказать, товарищи женщины... Эта сектантская атмосфера, о которой тут упоминала зверомама Коала - она есть. Я бы сравнила противостояние официально-медицински рожающих женщин и дома-рожающих со средневековым противостоянием "католики-альбигойцы". С одной стороны - правоверные верные, священники-врачи с их непонятной латынью и химией. Верующие говорят: "они лучше знают", врачи говорят "мы лучше знаем", и по большому счету они ПРАВЫ, но при этом они зачастую верным ничего обхяснять не хотят - простецам незачем и вообще они нихуа не поймут; а с другой стороны, они озабочены своим и на верных им в большинстве случаев насрать. Процветает симония, обдираловка и, напартачив, они перекладывают вину на пациента.

С другой стороны мы имеем невежество (sic! Даже профессиональная акушерка, которая нами занималась, помимо полезных упражнений заправляла нам про карму, какие-то энергетичские матрицы и прочую хуйню), суеверия и подлинно сектантский дух нетерпимости (кормить только грудью! при кормлении читать мантры или думтаь о хорошем! только добрые мысли, только хорошее настроение!).

Но. При том, что верзла наша акушерка всякую белибердень про карму, роды она у меня приняла нормально, и когда Брилев к ней заехал опять же затемно - без всяких поднялась и с ним поехала. Да, она взяла деньги - но меньше, чем из Брилева вытащили в больнице. Приехав ко мне, она тут же погнала Брилева искать цветы для меня (устранив мужчину на время проведения подготовительных процедур плюс создав в доме некоторую праздничную атмосферу), после чего мы спокойно проклизмились, проверились на раскрытие и стали разговаривать, фиксируя время схваток.

Схватки участилисб до одной в минут, но боль была такаяя. что я даже не морщилась. Не потому что настоящий индеец, а потому что знала - тут пока не от чего морщиться, дали будэ. К тому времени как стало от чего морщиться, вернулся с вокзала Сашка с розами, розы поставил в вазу и начал массировать мне крестец. Боль схваток, дорогие женщины, очень сильно можно облегчить, если переносить схватку на четвереньках, и чтобы в это время кто-то интенсивно, костяшками кулаков, массировал тебе крестец. На суше или в ванне? Я это решала до первой мотуги, после нее решила: в ванну! По очень смешной причине решила: я впервые увидела, какая здоровая лужа получается, когда отходят амниотические воды - не первая порция, после которой головенка сразу затыкает выход, а все разом. Я сообразила, что когда родится послед, будет кровишша, и Сашке - а он усталый - придется это убирать. Нафиг в ванну!

И да, это правда: на корточках значительно легче, чем лежа на спине. Старушка графитация работает на тебя. А в воде нет риска, что ребеночек грохнется головой вниз и шейку свернет. Врачу неудобно под тебя подлазить, когда ты на корточках, это да - так кому удобно должно быть, кто рожает-то?

Словом, в плюсы домашних родов можно однозначно занести человеческий фактор. Ты среди людей, которым на тебя не насрать. На тебя наденут теплые носки и накинут второе одеяло. Твоего ребенка не унесут черт-те куда.

При возможности обеспечить это в роддоме, конечно же, нужно рожать в роддоме. При любом беспокойстве о своем здоровье нужно рожать в роддоме. При первых родах, когда неизвестно, что выкинет твой организм, нужно рожать в роддоме "Я так думаю" (с) Винни-Пух.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 19 comments