Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Categories:

Еще кусочек "Сердца Меча"

Если пятеро действительных военнослужащих и трое ветеранов соберутся вместе, чтобы выпить и отметить день основания своего полка...

Если они, живя на разных континентах, изберут местом встречи космопорт Лагаш...

Если, наконец, они снимут многокомнатный номер, позовут девочек и закроются на сутки в тесной компании – это ведь не может вызвать никаких подозрений, верно?

Верно, сказал себе Дик – но только если эти восьмеро не являются друзьями покойного Эктора Нейгала и не заявили о вендетте против синоби Лесана.

- Ты волнуешься? – спросил Шастар. Дик улыбнулся. Если он спрашивает – значит, он не заметил. И это очень хорошо, потому что волнение – признак слабости, а слабость на Картаго показывать нельзя.

Да и о чем тут волноваться, право слово? Это всего лишь люди, которые отобрали у тебя семью, дом, нормальное детство – и ты всего лишь должен вступить с ними в союз. Будь спокоен, даже холоден. Удиви. Рива любят удивляться. Брось вызов – Рива любят вызовы. Не подставляйся. И ни на что не рассчитывай...

Они вошли в холл заведения под названием «Морская звезда». Дик на мгновение встретился взглядом с сидящим у бара Габо – и тут же отвел глаза: он собирался показать Шастара Пуле, а не Пулю Шастару. Еще раньше Дик прошел мимо служебной прихожей для гемов и получил от Рэя сигнал: все в порядке. Габо вернулся к своей выпивке и девочке, Дик и Шастар, сбросив мокрые плащи на руки гему-слуге, поднялись на второй этаж, к номерам. Выглядел он примерно так же, как и в прошлый непрошеный визит в бардак. Мимикрия. Он читал о существах, которые меняют свой цвет, ложась на дно.

А еще – средство поставить себя на правильный взвод. Надо бы придумать другое, но не нашлось времени. Да и удобно. Все-таки бардак. Одежда бот-ремонтника – не то.

Дик вздохнул как можно незаметнее. Он ненавидел свой партизанский отряд – за то, что его приходилось вызывать таким способом. И этих людей – за то, что с ними нельзя позволить себе быть собой...

Шастар встал перед дверью, помахал рукой. С той стороны открыли.

Дик выпрямился. Он уже получил вводную: законы дома Рива о дуэлях и кровной мести запрещали в ходе вендетты атаковать здание, если объекта «охоты» там нет. За ошибку приходилось отвечать огромным штрафом или жизнью, если в ходе атаки погибли невинные. Таким образом, ни манор, ни городской особняк Лесана нельзя было штурмовать в отсутствие Лесана, а точных данных взять было неоткуда, поскольку из восьмерых участников дела большинство было связано срочной службой, а у троих уже здоровье было не то. После того, как неудачу потерпел Шастар, мстители приняли решение нанять специалиста.

Глухой визор, зкрывая глаза и лоб, не давал восьмерым рассмотреть его лицо, зато он всех видел прекрасно. Они сидели за низенькими столиками, кто вольно раскинувшись на своем диванчике, кто – строго выпрямившись. Два столика были свободны.

- Добрый день, - Шастар поклонился. – Я привел вам спеца.

- Не мелковат ли? – спросил высокий, светловолосый – почти альбинос – человек, сидевший у самого дальнего стола.

Дик поднял визор и посмотрел ему в глаза. Белесые брови собеседника чуть сдвинулись вверх – он понял.

- Вы меня узнали, да? – сказал юноша. – Значит, послужной список тоже знаете. Я сяду, это ничего? Спасибо. Я голоден и немного устал.

Он занял место за столиком, не дожидаясь чьего-либо разрешения, наполнил свой стакан – как обычно, пиво, на Картаго для разгона апетита не пьют почти ничего другого, - положил себе закуски. Шастар молча сел за оставшийся столик.

- Это в самом деле он? – спросил у пилота другой ветеран, грузный и смуглый, почти черный мужчина. Наверное, это мастер Дас, - решил Дик. А светловолосый – мастер Ольгерд.

- Так же верно, как то, что я – это я, - подтвердил Шастар. – Сеу Дас, если вы сомневаетесь, так внизу нас ждет морлок. Он может подтвердить.

- Вашего слова достаточно, - поднял руку Дас. – Но в таком случае хотелось бы узнать у сеу Суны, с какой целью он явился сюда? Хотелось бы сразу внести ясность в наши отношения, молодой человек: я не рад вас видеть.

- Потому что из-за меня погиб Нейгал? – Дик склонил голову, как делали вавилоняне перед тем, как выпить в память о ком-то, потом осушил стакан. – Или есть еще какая-то причина?

- Нет, - проговорил Ольгерд. – Эктор Нейгал сам выбрал свою судьбу, и мы в претензии только к тем, кто громил его манор. Но вы убили цукино-сёгуна. Женщину, которую многие из нас любили и уважали. Вы – находящийся в розыске преступник и своим появлением здесь ставите нас в очень неловкое положение. Неужели вы сами не понимаете этого?

- Я просто хотел, чтобы вы сказали вслух, - Дик посмотрел на свет сквозь стакан. Какая глубокая, благородная синева. На Картаго делают изумительное стекло... Какое странное состояние – значит, в нем можно не только рубиться, но и бесдовать. Хотя беседа эта... – Понимаете, мне трудно с вами, вавилонянами. Вам кажутся простыми вещи, которые мне бывает понять сложно. И наоборот. На этот раз я вас понял верно – и должен сказать, что мне тоже не очень приятно вас видеть. Если бы я, например, просил руки вашей дочери – это бы нам мешало. Но у нас другая сделка. Вы даете цену за то, чтобы кто-то убил для вас человека. Я готов это сделать. О том, смогу ли я это сделать – спросите у Яно. Спросите у Джориана. Обсудим цену?

«Бессмертные» молча переглянулись.

- И сколько вы хотите? – спросил Ольгерд.

- Три человека, - Дик взял палочками ломтик мяса. – Женщина, ребенок и ее брат. Живут пленниками в маноре Лесана. Вы их укроете и переправите на нейтральную планету – например, Хеврон. Такова моя цена.

- Кто они? – удивился еще один «Бессмертный» - высокий, как лорд Гус, но, в отличие от него – какой-то складный, будто сделанный по специальному заказу. Он был моложе других – где-то под сорок.

- Доминатрикс леди Констанс Ван-Вальден и ее родные. Моро сказал, что они погибли во время штурма манора Нейгала. Он соврал. Надо было мне самому понять, что такую добычу он не упустит.

Военные снова переглянулись. Никто ничего не сказал, но было понятно, о чем они молчат: от тайсёгуна Моро не мог утаить пленников. Согласиться на названную Диком цену – значило противостоять Шнайдеру.

- А если мы не согласимся? – спросил Ольгерд.

- Значит, дела у нас не будет.

- Может быть, вы согласитесь на нашу цену?

- Назовите ее, - Дик с равнодушным видом пожал плечами и положил в рот креветку.

- Десять тысяч дрейков.

Юноша фыркнул.

- Мы не можем дать больше, - сказал самый молодой военный.

- Я, - Дик высоко поднял палочками ломтик маринованного лосося, - рыба на разделочном столе. Если Господь не сотворит для меня чуда, до весны я не доживу. И вы мне предлагаете деньги?

- Это все, что мы можем, - отозвался Дас.

- Вы можете гораздо больше! – Дик отодвинул столик. – Хорошо, я немного сбиваю цену. Вы подаете против Моро иск. В котором упоминаете и то, что он утаил пленников. Короче говоря, мне нужно, чтобы вы подняли вокруг этих пленников шум.

- И за это ты его убьешь?

- Да.

- В первый раз вижу, - подал голос до сих пор молчавший здоровяк, - человека, который торгует своей местью.

По описаниям Шастара получалось, что это капитан Шерри.

- Я слыхал, - продолжал здоровяк, - он сделал с тобой такое, за что мужчина убивает, не требуя платы. Если ты торгуешься – стало быть, тебе это понравилось?

Дик так напряженно ждал этого выпада с самого начала разговора, что сейчас почувствовал почти облегчение.

- Из всех в этой комнате, - сказал он, пряча руки в рукава на случай, если пальцы задрожат, - только один человек пролил кровь убийц Нейгала. И этот человек – я, а не вы... капитан Шерри. И знаете, что я почувствовал, когда снял голову одному рейдеру и выпустил кишки другому? Ничего. Так что месть, на мой взгляд – занятие пустое и глупое. Если вы, вавилоняне, считаете ее настолько важным делом, что готовы платить – то цену я назвал. Ради того, чтобы спасти близких, я Моро убью, так и быть. А просто так – зачем мне? Что, солнце станет светить ярче? Пиво станет лучше? Или шрамы сойдут?

Он выдохнул как можно тише и начал наливать себе пива – во рту отчего-то пересохло.

- А главное, капитан Шерри, - руки не дрожат, здорово, - если бы я мстил, то уж наверное начал бы не с того, кто причинил мне последнюю и самую маленькую боль. А с тех, кто причинил мне первую и самую большую.

- Неплохо, - Шерри откинулся на подушки и засмеялся. – Значит, ты не собираешься нас резать. Мы счастливы. А то я прямо извелся весть – дрожать мне от страха или пока подождать. Или ты думал, что убить нас не труднее, чем этого... как бандита звали – Кано? – а когда увидел, что все не так просто – решил сыграть в христианское всепрощение?

- Яно, - поправил Дик. - Нет, я так не думал. Убить Яно было проще, чем потом найти у него шею. Убить вас проще, чем заставить вас думать, поэтому я хотел бы продолжить разговор с полковником Ольгердом, а вас попросил бы помолчать.

В следующий миг ему пришлось уходить кувырком назад. Столик, который он подбросил ногами, отчасти самортизировал удар Шерри, из вспоротого диванчика брызнул гель, но когда Дик пришел на ноги, готовый парировать следующий выпад, Шерри уже держали двое ближайших к нему «бессмертных». Короткий удар по затылку – капитан обмяк.

- Проверка это была или нет, - как можно холоднее сказал Дик, - я думал о «Бессмертных» лучше.

- Приношу извинения, - Ольгерд сделал знак тем, кто держал Шерри. Капитана уволокли в соседнюю комнату. – Наш друг слишком серьезно отнесся к конспирации и слишком легкомысленно – к возможностям своего организма.

Дик поставил на ножки вспоротый диванчик.

- Теперь мне и сидеть негде, - вздохнул он. – Полковник Ольгерд, а куда вы денете мой труп?

Вопрос был очень уместен – трое оставшихся в комнате военных целились в Дика из игольников, один держал на прицеле Шастара.

- Займите место лейтенанта Ивара, но прежде позвольте полковнику Дасу обыскать вас, - сказал Ольгерд. – Я не хочу разделить судьбу Яно.

- Да пожалуйста, - пожав плечами, Дик развел руки в стороны и дал снять с себя флорд. – Но какой мне смысл вас убивать? Я пришел договариваться.

- У меня нет уверенности, что вы тот, за кого себя выдаете.

- Ты кого к нам притащил, Шастар? – спросил молодой военный.

- Вы, вроде бы, просили убийцу, - огрызнулся Ян. – Если вам нужен был парикмахер, так бы и сказали.

- Это же чертов синоби, - скривился длинный.

- Да вы начнете думать когда-нибудь или нет?! – Дик в сердцах скорее отпихнул, чем отодвинул столик, чтобы сесть. – Если бы я был синоби и хотел вас убить – что мне мешало сделать это иначе? Да и зачем синоби вас убивать?

- Ну, мало ли... – рассудительно произнес полковник Дас. – Но если человек говорит как синоби и ведет себя как синоби, то за кого его принимать?

- Будь оно проклято, - в сердцах сказал Дик. – У меня нет доказательств, что я – это я. Все можно подделать.

- Верно, - согласился полковник Ольгерд, убирая игольник. Его примеру последовали остальные.

- Я думаю, - сказал лейтенант Ивар, - молодой человек все-таки тот, кем он назвался. Цена, предложенная им, уж больно интересна.

- Я не экономлю, - отозвался высокий. – Лучше заплатить десять тысяч тому, кто принесет голову Лесана, чем ввязаться в ссору с тайсёгуном неизвестно ради чего.

- Значит, ради себя не хотите, - Дик резко встал. – Ради того, чтобы никого нельзя было как Нейгала, без суда, без следствия, руками бандитов – не хотите. Ну что вы за люди... Ладно я – головорез, убийца в розыске, римский безумец – но вы кто после этого?!

- Послушай, мальчик... – начал было Дас, но Дик уже плюнул на все правила хорошего тона.

- Как целиться в меня – так я синоби, а как выслушать, так я мальчик! Нет уж, это вы послушайте. У вас на планете бардак. Вам в затылок дышит империя, а сёгун кормит вас надеждами на колонизацию шедайинского мира. Если вы, военные, не понимаете, что это может обернуться войной с шедайин – то с вами вообще не о чем говорить. Вас закапывают с каждым днем все глубже, вы уже по пояс зарыты – а все не решаетесь шевельнуть пальцем...

- Вы говорите как человек, за спиной которого стоит какая-то сила, - Ольгерд налил себе какого-то вина и протянул Дику стеклянную чашу. – Кто же вы?

- За моей спиной – те, кому все это смертельно надоело, - юноша принял вино, но пить не спешил.

- Они выбрали интересную кандидатуру.

- Им было не из чего выбирать, - пожал плечами Дик. – У вас клан не доверяет клану, военные не любят синоби, космоходы – планетников, и все хором кричат, что верны какой-то Клятве, которую я ни разу не видел и не слышал.

- И твои патроны выбрали человека вне кланов и партий? – Дас покачал головой. – Того, кто проповедует гемам? Апостола крыс? Святого и чудотворца?

- Кто вам сказал это? – от удивления Дик чуть вином не поперхнулся. – Что за чушь...

- В Пещерах Диса об этом знает каждая собака. А чтобы противостоять тайсёгуну, нужен кто-то, кто умеет творить чудеса. Потому что тайсёгун их творить умеет. Империя и в самом деле дышит нам в затылок – что ж, если они прорвутся, то, может быть, он успеет увести уцелевших к Инаре. А больше – никто. И хотя кланы порой враждуют, а звездоходы не любят планетников – все же мы держимся друг друга перед лицом общего врага и храним мир между собой. В том и состоит наша верность Клятве. Мы поддерживаем Шнайдера, потому что он умеет находить выход из безвыходных положений. А ты, юноша?

- Я выжил, - сказал Дик.

- Для начала неплохо, - кивнул Дас. – Но это мог быть случай. Каприз судьбы или воля Бога – называй как хочешь, но этого недостаточно.

- А что тогда вам нужно?

- Я ведь сказал – чудо. В Пещерах я слыхал, что человек, устроивший резню в глайдер-порту, не касался ногами земли. Повторите этот трюк – и я буду готов обсуждать с вами дальнейшие действия.

Глаза пожилого воина были непроницаемы, как черное стекло. Насмешка ли в них таилась? Или просто испытующая внимательность? Дик сжал зубы и отвернулся, всматриваясь в окно. Давным-давно Праотец Имма задал Брайану Навигатору три вопроса: «Ты ка'эд в народе туата? Ты можешь быть ка'эдом? Ты желаешь быть ка'эдом?». Лишь потом Святой Брайан понял, что Имма не собирался унижать его «низким» происхождением, а всего лишь спрашивал – готов ли он, взяв в жены Эйдринн, разделить с ней и ее миссию. А что устраивает Дас – издевательство или испытание?

«Какая разница?» - сказал внутри знакомый и ненавистный холодный голос. – «От его насмешки ты не облезешь, верно? Так что тебе терять?»

И в самом деле.

- Сколько нужно пройти? – спросил Дик, ставя чашку на подоконник.

- Достаточно расстояния между тобой и мной, - Дас слегка откинулся на подушки.

- И сколько попыток?

- Одна, - тонкие усы полковника шевельнулись в улыбке. Дик улыбнулся в ответ. На него смотрели все семеро – нужно было сделать все как можно эффектней. Немного отъевшись у Рокс и матушки Шастар, он все же не знал, вернул себе прежнюю форму или нет, и нуждался в поддержке свыше. Все-таки между ним и Дасом было метров пять.

Сложив руки, он коротко помолился – а потом нырнул вперед и, вскинув ноги, пришел на ладони. Секунда на поддержку равновесия – и Дик зашагал вперед.

Это было трудней, чем он думал. Трюк ничего сложного не представлял – Майлз с самого начала заставлял его таким образом развивать силу рук – но форма действительно все еще подгуляла. Или бокал пива был лишним...

Он остановился перед Дасом, вернулся в нормальное положение и постарался скрыть сбившееся дыхание.

- Это трюк, а не чудо, - сказал кто-то.

- Я выполнил условие, - Дик сел. – Нужно было иначе формулировать, если вас что-то не устраивает.

Subscribe

  • Бличевое

    Нет, все-таки мой любимый сюжет в "Бличе" - это когда всем пиздец-пиздец, и тут, аки ясное солнышко, на горизонте восходит увешанная бубенчиками…

  • Бличевое

    Каким все-таки вонючим болотом был Сэйрэйтэй до появления там Итиго... А особенно семейство Кутики, фу. Запись сделана с помощью…

  • Бличевое

    ААААА! ДЗАРАКИ, Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ! Запись сделана с помощью m.livejournal.com.

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments