Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Category:

Невротическая религиозность, часть 2

Почему невротик ВООБЩЕ занимается конструированием идеального Я вместо того, чтобы жить своим реальным Я и взращивать его?

Потому что невротика в какой-то момент прочно убедили в том, что его реальное Я никому нафиг не нужно, не интересно и вообще лучше бы его не было. Как правило, это делают родители. Не так уж важно, захваливают ли они ребенка авансом за несуществующие таланты и заслуги, или игнорируют его потребность в любви, или еще каким-то образом задвинают его подлинное "я" в чулан - итог в общем всегда один и тот же: реальная личность не может собрать себя из кусочков.

Но при этом ребенок ничего не может поделать с тем фактом, что он должен общаться с окружающими его людьми и при этром хочет быть любимым. Потребность в любви нормальна и естественна. Ненормальна и неестественна стратегия невротика в достижении желаемого - то есть любви: создание идеального Я и проекция на него и через него своих ожиданий и потребностей.

А поскольку невротик сам не может произвести процесс интеграции личности, он интегрируется через других людей. В буквальном смысле слова пытается быть тем, чем другие хотят, чтобы он был. Убежденный в том, что подлинные его мысли и чувства будут проигнорированы (в лучшем случае) или наказаны, он строит свои отношения с другими людьми как военную кампанию, априорно полагая своих "аитэ" (извините за японизм, но это слово горадо короче, нежели его русский аналог "все, с кем приходится иметь дело) враждебно настроенными. Манипуляция для невротика - ЕДИНСТВЕННЫЙ способ общения. Он не бывает искренним даже когда искренне пытается быть таковым. Пеерфразируя героя "Светлячка", невротик может снять одежду - но не может предстать перед кем-то обнаженным. Нагота - еще одна маска, а не лицо.

Карен Хорни называет это погоней за славой. Недополучив любви, невротизированный ребенок, а затем - взрослый ищет ее суррогата: похвал и славы. Или хотя бы внимания. В тяжелых случаях человек согласен на страх и ненависть, лишь бы не равнодушие. Сверкающий фантом идеального Я как раз и призван собирать на себя лучи людского вниманя и отражать их преломленными в виде мнимых добродетелей невротика.

Как же это уживается с христианской религиозной установкой, которая прямо запрещает искать восхвалений и славы и велит любить ближнего, а не видеть в нем врага или объект манипуляции?

Да с пол-пинка. Слово самой Карен Хорни:

Идеализация себя влечет за собой всемерное прославление себя и тем самым дает человеку более всего необходимое ему ощущение значительности и превосходства. Но это никоим образом не слепое самовозвеличивание. В каждом случае собственный идеальный образ лепится из материала личных переживаний, ранних фантазий, особых потребностей и присущих личности дарований. Иначе образ не получился бы собственным, и человек не добился бы ощущения тождества с этим образом и чувства внутренней цельности. Для начала подвергается идеализации принятое им особое "решение" своего базального конфликта: уступчивость становится добротой, любовью, святостью; агрессивность становится силой, лидерством, героизмом, всемогуществом; уход от людей становится мудростью, самодостаточностью, независимостью. А то, что (согласно его решению) кажется ущербностью или пороком, всегда затемняется или затушевывается.

То есть, уже само решение прийти в Церковь встраивается в идеализацию себя. Невротик сделал Богу офигенное одолжение уже тем, что обратился к Нему за помощью. И конечно же, он стремится не себя, но Бога прославить своими усилиями по спасению собственной души.

Если нам нужна яркая и жизненная иллюстрация, вспомним о нашем соседе по ЖЖ, некоем иеромонахе, который отличается вспыльчивым нравом. Многим из нас кажется пробитым лицемерием его способность в одном и том же треде крыть человека матом и тут же изображать себя гонимым и взывать о защите, и тут же апеллировать к своему авторитету священника. На самом деле лицемерием тут и не пахнет. Лицемер делает такие штуки сознательно. Здесь более опасный феномен: двоемыслие. Наш знакомый иеромонах с деле создания своего идеального "я" продвинулся посчти так же далеко, как и Фрэнк из рассказа Льюиса: он совершенно не видит поля. Его священство является неотъемлемой частью его идеального "я", он уже готовый Христос, потому что облечен помазанием выступаит "в образе Христовом" на Литургии - и поэтому никто не смеет повышать на него голос и критиковать его решения и его личность. Ведь тем самым он покушается на самого Христа, а этого уж скромный иеромонах никак не может простить, хотя, конечно же, простил бы смиренно наезд на себя. Но поскольку речь идет не о нем. а о самом Господе, смирение не только можно, но и ДОЛЖНО отложить в сторону, и выдать врагам Господним по первое число, не брезгуя и обсценной лексикой.

Впрочем, вы могли наблюдать это и у вашей покорной слуги :). В мой идеальный образ себя очень хорошо вписалось чувство принадлежности к группе, к Римо-Католической Церкви. Поэтому наезд на группу естественным образом воспринимался как наезд не просто на Ольгу Б., но на тот идеальный, светлый образ Ольги Б., который в ее сознании уже умер (желательно мученической смертью), был причислен к лику святых и восседал на облацех в компании Свв. Жанны и Эдит Штайн. Конечно же, христианство приписывало Ольге Б. смирение и любовь к ближнему - но эти обязанности были идеальной Ольгой уже как бы выполнены :), в силу чего для реальной Ольги становились как бы не обязательны.

Еще один этап в погоне за славой - апологетство. Мне очень нравилось чувствовать себя великим миссионером, толпами приводящим овечек ко Христу. "Так, я пророк, педант, акуратист. Молюся Богу я і пизджу фарисеїв" (с) Лесь.

Погодите-погодите, скажет тут кое-кто из читателей, но разве цель христианства - не обОжение, не создание - в каком-то смысле слова - идеального себя?

Ну во-первых, цель христианства - общение с Богом, отвечу я. А во-вторых, тот образ святости, который должен созидать в себе христианин, есть продуктом развития подлинного Я, а идеальное Я - дело лапок обезьяны Бога.

Идеальное Я так же похоже на подлинное Я, как Мэри Сью - на хорошего, правдоподобного персонажа. Собственно говоря, Мэри Сью (Марти Стью) - это идеальное Я, выплеснутое в текст. Мы знаем. почему она не может стать живым человеком: МС является вместилищем НЕСОВМЕСТИМЫХ достоинств.

Поэтому когда мы видим человека, который в ходе религиозной дискуссии в одну секунду из безжалостного крестоносца превращается в страдающего Иова - мы можем смело ставить последний рубль против пивной банки, что имеем дело с религиозностью невротической.

Сорри, я обещала коснуться темы трудностей с богообщением, но руки пока не дошли.
Tags: вера
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments