Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Category:

Мнда... Провякаться, что ли?

Надысь я решила ознакомиться с китайской классической литературой и начала знакомство с широко известного произведения "Цветы сливы в золотой вазе, или "Цзинь, Пинь, Мэй".

Читая первый том в автобусе "Днепропетровск-Харьков", я искренне наслаждалась средневековой китайской прозой, подозревая, что постоянное моралитэ автора по поводу распутника Сымэнь Циня есть не более чем повод для автора живописать его распутства в цветистых выражениях типа "и над его плечами взошли два серебристых полумесяца" (согласитесь, это гораздо красивей, нежели "и он закинул ее пятки себе на плечи"). Пока автобус катился из Днепра в Харьков, Сымэнь Цинь успел трахнуть не только Цинь Лянь, но и Пин-эр, Гуй-Цзы, Цзы-Эр, Сюй-Яо, Сяо-юй и даже свою старшую жену У Юэ-Нянь.

Так вот, несмотря на обилие очень ярких эротических сцен, это - социальная сатира.

Я все к чему? Я вот к этому:

http://sergeyhudiev.livejournal.com/444725.html

Я понимаю, у Сергея болит душа за молодое поколение. Но почему он и его единомышленники никак не возьмут в толк, что "Южный Парк" - это ЖЕСТОКАЯ СОЦИАЛЬНАЯ САТИРА? Это не детский мультик, мягко говоря. Его вообще не имеет смысла смотреть, если тебе еще нет 25, по-моему.

Между нами, девочками, я этот мультик не люблю. Не люблю именно за обилие shock values. Меня больше прет от "Симпсонов" и "Шона-живого трупа", где сатиры хватает, а shock values существенно меньше. Я это спецциально вот тут оговариваю, чтобы не подумали, что я защищаю мульт ьолько потому, что он мне симпатичен.

Да, сценка, процитированная по ссылке - тошнотворная. Но ситуация, которую она высмеивает, еще более тошнотворна. Общество, где стыдно быть целомудренным, тошнотворно. Оно заслуживает именно такой насмешки. Dixi. Предоставляю слово классику европейской литературы:

-- Так, так, -- сказал Грангузье, -- какая, однако ж,
подтирка, по-твоему, самая лучшая?
-- Вот к этому-то я и веду, -- отвечал Гаргантюа, --
сейчас вы узнаете все досконально. Я подтирался сеном, соломой,
паклей, волосом, шерстью, бумагой, но --

Кто подтирает зад бумагой,
Тот весь обрызган желтой влагой.

-- Что я слышу? -- воскликнул Грангузье. -- Ах, озорник
ты этакий! Тишком, тишком уже и до стишков добрался?
-- А как же, ваше величество! -- отвечал Гаргантюа. --
Понемножку кропаю, но только от стихоплетства у меня язык иной
раз заплетается. Вот, не угодно ли послушать, какая надпись
висит у нас в нужнике:

Харкун,
Писун,
Пачкун!
Не раз
Ты клал,
А кал
Стекал
На нас.
Валяй,
Воняй,
Но знай:
В антоновом огне сгорает,
Кто жир
Из дыр
В сортир,
Не подтираясь, низвергает.

Хотите еще?
-- Очень даже хочу, -- сказал Грангузье.
-- Так вот, -- продолжал Гаргантюа:

РОНДО

Мой зад свой голос подает,
На зов природы отвечая.
Вокруг клубится вонь такая,
Что я зажал и нос и рот.
О, пусть в сей нужник та придет,
Кого я жду, опорожняя
Мой зад!

Тогда я мочевой проход
Прочищу ей, от счастья тая;
Она ж, рукой меня лаская,
Перстом умелым подотрет
Мой зад.

Попробуйте теперь сказать, что я ничего не знаю! Клянусь
раками, это не я сочинил стихи, -- я слышал, как их читали
одной важной даме, и они удержались в охотничьей сумке моей
памяти.

Ф. Рабле, "Гаргантюа и Пантагрюэль"
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

Recent Posts from This Journal