Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Categories:

Злые женщины

http://sapojnik.livejournal.com/604493.html

Есть одно популярное заблуждениенасчет женской доброты - его озвучил Сапожник.

Заблуждение это, думаю, зиждется на том, что за доброту принимают чувствительность. Действительно, женщины чаще склонны умиляться на кошечек, собачек, птичек, деток, цветочки - нужное вписать.

На самом деле женщины в среднем и в целом не добрее мужчин - они просто СОЦИАЛЬНЕЕ, и в силу этого проявляют жестокость социально приемлемыми способами, сдабривая это улыбочками и организуя себе групповую поддержку. Суд - типичный случай такого поля, где жестокость можно проявить безнаказанно и в социальных рамках.

Роль "настоящего мужика" подразумевает все-таки готовность к применению грубой силы. Жестокости мужчин удивляются меньше, потому что от них жестокости как бы ждут, причем жестокости, проявляемой открыто и иногда взламывающей социальную норму. Женщины не то чтобы более жестоки - думаю, тут полный партиет - но они проявляют жестокость в ситуациях, когда изумленный мужчина ждет женской мягкости, это во-первых, а во-вторых, когда придраться с точки зрения закона/морали вроде бы и не к чему. Поэтому женская жестокость, когда на нее натыкаешься, производит несравненно более глубокое и менее приятное впечатление.

Есть и еще один аспект. Может, я и не права, но жестокость мужчин носит во многом самоутыердительный характер - и когда противник, так сказать, принял позу покорности, мужчина ради того же самоутверждения скорее склонен проявить великодушие. Победил - я сильный; отпускаю - я еще и добрый.

Женщина в ситуации конфликта стремится не к самоутверждению, а к БЕЗОПАСНОСТИ. Поэтому символической победой она не удовлетворится. Отсюда, я думаю, и жестокость судей: для женщины-судьи приговор - это в первую очередь акт обеспечения безопасности общества от негодяя-преступника. Безопасности ее самой, ее родственников, друзей, детей. Поэтому она не склонна к милосердию. Тут готовность умиляться на кошечек и деточек нисколько не противоречит ригоризму, а играет с ним в одной команде. Бьюсь об заклад, что женщины-присяжные, которые судили Антонину Федорову, вспоминали своих детей и внуков, или просто знакомых розовощеких младенчиков и думали: "Поднять руку на вот такую беззащитную кроху? У, сууука! Да раздавить гадину, чтобы наши дети спали спокойно!"
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments