Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Category:

Цезарепопизм

Наверное, нужно мысль о попизме развить подробней. Потому что затронутая ниже проблема - это на самом деле частный случай. Одно из многих следствий уродливого перекоса в отношениях клира и мирян, который имеет место быть начиная с поздней античности и не выправился по сей день ни в РКЦ, ни у разделенных братьев.

Подтолкнула меня к этому не дискуссия о резинках, а, как ни забавно, две реплики двух разных священников двух разных (и недружественных) деноминаций, сказанных в один и тот же день:

Вот первая:

"Эй, девочка, что, сетуешь что не тебя, бабу, спросили? да, я кандидат богословия, известный священник в ПРАВОСЛАВНОЙ СРЕДЕ! И СМЕЛО могу стоять рядом с указанными лицами. Так что поприглуши свою горланку...
P.S. Ну не живется этой болезной на голову спокойно, ну что я могу поделать? Не вопила бы как свинья резанная, а сказала бы что-нить по существу - глядишь бы и опять ответил по-людски. Так нет же, эту недоученную феминистку опять жаба давит..."

А вот вторая:

"Милостивый государь,

я никогда не называл себя католическим священником; содержание моих писем вл. Иосифу Вы так же представляется совершенно неверно. Не стоит верить слухам. Мои сыновья, к сожалению, крайне плохо осведомлены о церковной суете, так что знакомство с кем-то из них не делает Ваши утверждения фундированнее.

Это что касается фактов, которые могут представлять для кого-то интерес. Полемизировать же с анонимами, как Вы, я не собираюсь."

Первое по форме откровенно хамское, воторое - вежливенькое, но тональность одна: "Я - священник, а ты хто такой?".

И ведь во втором случае это тем обиднее, что до рукоположения человек был совершенно нормальным. А как рукоположили - так извольте относиться к нему словно к небожителю.

А ведь, открыв Евангелие, мы нигде - ни в Деяниях, ни в Посланиях, ни в учении Господа не увидем указаний на превращение христианского клира в новый левират, в обособленную касту, которой должно быть даровано привилегированное положение. Как же это все изменилось? И в какой момент?

Я полагаю - во 2-5 вв., когда расцвело (и, блин, запахло) монашество. Между клиром и мирянами сформировалась плотная прослойка людей, которые стали не просто образцом христианства, но и как бы единственным образцом _полноценного_ христианства. Семейный мирянин в глазах церковной традиции все больше и больше представляется как христианин недоделанный, неполноценный.

Оно и понятно, почему. В основу традиции начинает ложиться текст. Тексты составляются преимущественно монахами - у рядовых мирян нет на это времени, они зарабатывают свой хлеб насущный. Опять же, у рядовых мирян нет времени и возможности заниматься миссионерством, когда начинается христианизация варварских стран.

И как-то улетучивается из массового сознания тот факт, что и монахи - миряне тоже. Монашество начинает восприниматься как некоторый полуклир. В свою очередь, клир все больше начинает состоять из монашествующих. В конце концов Церковь приходит к тому, что на Востоке просто НЕТ устава и руководства для мирян, есть сугубо междусобойный "Типикон" - а на Западе все священство приказным порядком приводят к полумонашескому образу жизни.

Результат можно выразить словами классика - "страшно далеки они от народа". Клир превратился в касту со своими особыми, отдельными от всего церковного народа, интересами.

Начисто исчезла традиция избрания священника церковной общиной или хотя бы _согласия_ церковной общины на поставление ей священника. Кого назначили, тем и подавитесь. С другой стороны, положение священника ничем не лучше: куда послали, туда и посол. Надо ли удивляться, что священники не становятся для общины _своими_? Отец Кротов написал исключительную чушь насчет якобы безликости и взаимозаменяемости католических священников - но тем горше прощаться со священником, чьс индивидуальность успела уже всем полюбиться, кто в общину _врос_.

По законцу мировой космической подлости, хорошего священника могут в любой момент выдернуть как морковку из грядки и пересадить на другое место - зато от плохого не знаешь, как отделаться. Причем даже поднять вопрос о том, что батюшка у нас, знаете, не фонтан - порой страшно трудно. Такое начинается, что поневоле думаешь - может, это я спятил? Священник неприкосновенен для критики, что бы ни творил. Начинаются тут же множественные рассуждения о том, что на нем почиет благодать Божия, в его особу входит Христос во время богослужения... ну да, во время богослужения входит. Но я подозреваю, что когда священник совершает нечто неподобающее - то Христос выходит так же легко, как и входит. Священник - не дом постоянного пребывания Господа, а открытая дверь. За ней может Кто-то быть - а может оказаться и пустота.

Священству дана Богом власть делать две вещи, которые никак не могут делать миряне: совершать Литургию и отпускать грехи. Эта власть с веками начинает получать все более расширительно толкование: священник уже не просто совершитель Таинства, но чуть ли не сам Христос. Власть отпускать грехи превратилась во власть руководить вообще всеми сферами жизни человека, регламентируя их по своему разумению.

Увы, этого разумения часто не хватает - главным образом опять же потому, что образ жизни клира уже мало чем похож на образ жизни мирян. Много раз я слышала, как священники с самыми лучшими намерениями повторяют вроде бы хорошие правильные слова - но вместо утешения и помощи только усугубляют мучения своих духовных детей. Например, когда отец К., в целом прекрасный человек, начинает с кафедры громыхать насчет того, что женщина должна любить своего мужа и ни в коем случае не осуждать его, даже если он алкоголик и избивает ее - очень хочется, чтобы отцу К. кто-нибудь устроил практикум по любви к избивающим. Может, в маленькую дырочку в голове войдет немножко понимания и милосердия?

Но самый тыц - даже не это. Самый тыц - то, что наиболее судьбоносные решения в отношении мирян принимают даже не рядовые клирики, котрорые мирян худо-бедно знают, а епископат, который за годы начальствования порой забыввает даже о проблемах... куда там мирян - и рядовых клириков тоже. Наиболее резок этот барьер в Православной Церкви, где клир в основном женат, а епископат - безбрачен.

"Монашеский переворот", который случился в Церкви времен Константина, был обусловлен исторически - и, наверное, иначе просто не могло быть. Но сейчас-то может быть иначе. Нет никакого смысла цепляться за "кастовую" систему отношения между клиром и мирянами.

Пора вернуть эту землю себе...
Tags: вера
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 370 comments