Ольга Чигиринская (morreth) wrote,
Ольга Чигиринская
morreth

Categories:

Читаю Лао Шэ

Не "Кошачий город", а бытописательские вещи, про китайцов между революцией 11 года и МВ-2.

"Развод" оставляет странные ощущения. Во-первых, поневоле думаешь, что интеллигенция, блин, и в Китае интеллигенция - мямлит, кряхтит, жмется и ни хрена не делает.

Во-вторых, как на пытаются изобразить интеллигента "лучом света в темном царстве" - почему-то выходит мудак. То есть, замысел Лао Шэ совершенно прозрачен: Лао Ли, у которого есть, понимаешь, ты, идеалы - луч света, а все остальные - уроды. Он противопоставлен выжиге Чжану Дагэ, жестокому подлецу Сяо Чжао, серым обывателям Цю и Суню, его светлая любофф к госпоже Ма - низменным стремлениям Сяо Чжао к дочке Чжана Дагэ и безлюбовной обывательской супружеской жизни остальных.

Но при всем при этом тому же Чжану Дагэ сочувствуешь, когда у него сажают в тюрьму сына и оказывается в опасности дочь, а Ли - не получается.

Сюжет в романе, в общем, простой: Чжан Дагэ, который страшно любит устраивать семейные дела друзей, соседей и коллег, обеспокоен тем, что Ли хочет развестись с женой, которую Чжан когда-то ему проссватал. Ли работает в Пекине, в какой-то госконторе мелким чиновником, жена его живет в деревне, он уже нескольколо лет ее и детей не видел. Ну а раз не видел и не испытывает желания видеть (жена у него туповатая такая сельская буренушка в лучших конфуцианских традициях), то почему бы и не развестись?

Чжан убалтывает его перевезти жену и детей в Пекин. Ли поддается его напору и обнаруживает, что, хотя с женой по-прежнему душевного контакта нет, с детишками в доме "жить стало лучче, стало веселее". Он пытается как-то наладить семейный быт и одновременно просыпаются в нем Высокий чуйства к соседке Ма. Но тут в жопорез попадает доброхот Чжан: его сына заметают в тюрягу по подозрению в сочувствии коммунистам. Сослуживец Ли и Чжана, паскудник Сяо Чжао подбивает клинья к дочери Чжана Сючжэнь, суля за честь девушки похлопотать об освобождении брата. Тут Ли впервые в жизни решается на какой-то поступок и пытается откупиться от Чжао, дав ему денег и уладив сделку Чжао и Чжана: первый хлопочет о сыне Чжана, второй за это уступает ему дом. Но в общем ясно, что и с купчей на руках сцука Чжао все равно соблазнит девушку - и тут нахлебник-слуга Чжана, Дин, из сентиментальной полуотцовской привязанности к Сючжэнь убивает Чжао. Сына Чжана выпускают из тюрьмы, происходит мещанский хэппи-энд - а сам Ли под шумок увольняется из пекинской конторы и уезжает к жене в деревню вместе с Дином и семьей. Финиш.

Что, в общем, удивляет. Что с авторской точки зрения Лао Ли хорош не по факту своих свершений (их в книге, в общем-то, и нет - напротив, подчеркивается, что единственная инициатива Ли так никакого плода и не принесла: проблему с Чжао разрешил Дин), а по факту своих устремлений. У него есть идеалы, и с высоты этих идеалов все вокруг ему черно и мелко - и тупая деревенская жена, и хитрожопый Чжан, который чужие беды руккми разводил, а к своей ума не приложит, и сослуживцы, и вообще весь белый свет. Кроме госпожи Ма и детей, разве что. Ли постоянно всех презирает, даже в тот момент, когда он пытается помочь Чжану - он презирает его. Себя Ли презирает тоже - за бездействие, за неспособность жить в соответствии со своими идеалами. И вот по факту этого презрения он и является лучом света. Знакомая картина, не правда ли?
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for friends only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments